КладоИскателЬ: запрещённая археология

http://www.kladoiskatel.lv/

По следам легенд (Кладоискательство)

"Потери неприятеля, - докладывал Михаил Кутузов после длившегося около десяти часов сражения с Наполеоном под Вязьмой, - простираются убитыми и раненными до 6000, взято в плен 2500, между коими генерал Пелетье с его адъютантами и начальник главного штаба маршала Даву полковник Мюрат".

Неслучайно привожу этот документ, ведь после того сражения началось прямо-таки паническое отступление французов. Они бы драпали еще быстрее, да уж слишком тяжелы были их обозы. А потом еще хлынул холодный дождь. Дороги раскисли, лошади выбивались из сил, вытаскивая тяжелые кареты.

Замедлившееся движение армии грозило ей полным разгромом. Вальтер Скотт в своей книге "Жизнь Наполеона Бонапарта" в связи с этим упомянул, что император повелел, чтобы московская добыча - древние доспехи, пушки, большой крест с Ивана Великого - были брошены в Семлевское озеро. Очень уж ему не хотелось отдавать эти трофеи обратно и в то же время он явно не имел возможности увезти их. А сержант наполеоновской армии Бургонь в книге "Пожар Москвы и отступление французов" называл и другие ценности, увозимые захватчиками: с кремлевских башен были сняты золоченые орлы, украшения и деревянный, окованный серебряными и золочеными полосами крест с золочеными цепями, поддерживавшими его…

Бросил ли это богатство Наполеон? Если бросил, то где? В свое время я писал о том в газете "Сельская жизнь". Поступило немало откликов. В них помимо версии, связанной с Семлевским озером, высказывались и другие.

Так, Валентина Ивановна Русакова сообщала, что родом она из деревни, расположенного в сорока километрах от Вязьмы, между Знаменкой и Слободкой. Неподалеку, в лощине, считали ее односельчане, вроде что-то было упрятано французами. "Летом 1914 года пробовали копать, но близкие подпочвенные воды затапливали яму, - писала Русакова. - Произвести отвод воды не успели, началась первая мировая война. Землекопы были мобилизованы, многие из них с фронта не вернулись и постепенно все забылось. Дальнейшие работы не производились. В Великую Отечественную наша местность была оккупирована, окрестные деревни уничтожены, старых жителей не осталось…"

Что ж, может быть, соратники Наполеона специально пустили слух о затоплении в Семлевском московской добычи, чтобы отвлечь внимание от других мест захоронения кладов? Ведь вдоль Старой Смоленской дороги, по которой отступал Наполеон, немало озер и болот, где французы могли бы их спрятать. Вот и мои читатели называли самые разные озера в других районах. Там тоже издавна ходили всевозможные легенды. Но Семлевское привлекало особое внимание. К озеру зачастили кладоискатели. В окрестностях находили брошенное французами военное имущество. Семлевский помещик Бирюков еще в 1813 году сдал в земский суд 40 орудийных лафетов без пушек. Строительный отряд, изучавший озеро, отметил, что оно хоть невелико по размерам триста метров длиной и около ста метров шириной, но местами глубокое, до 21 метра. В озере обнаружили груду предметов неправильной формы и еще "медь пушечную"… Именно это ускорило снаряжение экспедиции. По распоряжению главноуправляющего путями сообщения и публичными зданиями ее возглавил молодой, но уже опытный инженер подполковник Василий Филиппович Четвериков.

10 января 1836 года Четвериков докладывал из Семлева, что "приступил к точнейшему зондированию озера и к определению местности для узнания, какой выгоднее принять способ для добывания вещей". Как отмечал далее инженер, обнаруженные "разной величины и формы твердые тела производили звук довольно звонкий, но не довольно явственный, чтобы заключить, что он происходит от металла". Решили соорудить перемычку и обнажить квадратную сажень дна. Около шестисот человек приступили к этой работе. Но "твердые тела" оказались обыкновенными камнями, а земля вокруг них желтой, "подобной цвету меди".

Хотя экспедицией Четверикова и был обследован крохотный участок озера, интерес к нему заметно охладел. Лишь в 1911 году Вяземский комитет по увековечению памятников Отечественной войны 1812 года решил еще раз "проверить" озеро. Нашли саблю, обломки повозки и кости лошадей.

Минуло еще полвека. Уже в начале шестидесятых годов прошлого века работники "Геологоторфоразведки" считая, что они-то уже достаточно хорошо оснащены различными приборами, в 350 точках прозондировали дно озера буром и опять наткнулись на твердые предметы. Но что это такое, определить было нелегко - дно покрылось толстым слоем сапропеля. Между тем сотрудники Всесоюзного НИИ гидрогеологии и инженерной геологии, проводя химический анализ 52 проб воды и 102 проб ила, выявили повышенное содержание золота, серебра, меди и цинка. Семлевское, в отличие от других озер, практически "мертвое", в нем нет рыбы, другой живности. Может, именно из-за повышенного содержания серебра? Магнитная съемка также показала наличие зон аномалий.

Казалось бы, все за то, что в озере что-то есть. К тому же воронежские геофизики, применив метод "вызывающей поляризации", определили шесть аномалий с содержанием металла, превышающим норму. Но вскоре выяснилось: это утопленные предыдущими экспедициями буровая штанга, резиновый шланг в проволочной сетке, отрезок трубы и понтон. А что представляет собой остальное, так и не выяснили.

Посреди зимы за сокровищами "охотились" московские кладоискатели и сделали любопытное открытие: под слоем торфа они обнаружили настил из валежника, на котором были уложены бревна. Бревна задубели, пожелтели, но из-за отсутствия воздуха не сгнили. Для чего был сделан настил и когда? Поскольку берег озера со стороны, где обнаружены бревна, топкий, подступиться к нему без настила было нельзя. Не сделали ли его французы, чтобы сбросить в воду тяжелые вещи? Не под этим ли торфом лежат сокровища? Это так и осталось невыясненным, поскольку на глубину из-за взвеси сапропеля водолазам проникнуть не удалось. И опять от озера отступились.

…Недавно в Смоленском издательстве "Смядынь" вышла книга Анатолия Кузьмичева и Ивана Аверченкова "Клад Наполеона", одна из глав которой открывается словами: "Старая Смоленская дорога продолжает хранить тайны".

Аркадий ГЛАЗКОВ, г. Смоленск,
18.07.2003