trans

КладоИскателЬ: запрещённая археология

 

 

trans
trans
Поисковая мудрость:  Чем глубже копаем, тем меньше понятно...
  -  Карлис из Тукумса 
trans
trans
trans

 

Главная

 

Новости форума

 

Загрузка файлов

 

Наши друзья

 

FAQ

 

Гостевая книга

 

Форум

 

Морской бой

 

Музей

 

Музыка

 

 

trans

Статьи

Байки
Коп
Легенды Мангальсалы
Летнее приключение или секретный бункер
Особенности национального металлопоиска
Поисковый фольклор
Прикосновение
Секретная электростанция
Техника в болоте
Военная археология
Байки о танках
Боец
Бои в Прибалтике 1941 год
Ветеран
Взрывоопасный цветняк
Военные мемуары
Искатель
Клеймение на донных частях гильз
Мифы и правда о чёрных копателях
Награды бывшего СССР
Не всё то золото что блестит...
Полевая фортификация
Расшифровка обозначений жетонов Вермахта
Рекордный арсенал
Советы начинающему поисковику
Таинственная закладка
ЧТОБЫ ПОМНИЛИ...
Эхо войны
Военная история Латвии
В октябре 1944 года
Виленский военный округ
КГБ Латв. ССР
Латвийская авиация 1940-1945 гг.
ПрибВО
Самолёты ВЭФ
Стратегическая меж фронтовая Прибалтийская операция
Химическое оружие в Латвии
Законность и порядок
Гражданский закон Латвийской Республики
Гражданский кодекс Российской федерации
Кодекс Административных правонарушений Латвийской республики
Находка или клад?
Уголовный закон Латвийской Республики
Интересные места
Центр Гипербореи - в Покайни?
История
Бронзовый век
Железный век
Каменный век
Подземные ходы в средневековой Риге
Сколько башен было у Риги.
Строительные жертвоприношения.
История Вооруженных Сил СССР
Нарукавные знаки Вооруженных Сил СССР
Кладоискательство
Библиотека Ивана Грозного
Загадки давно минувших дней
Золото тамплиеров
Наполеоновский клад
О поисках сокровищ
По следам легенд
Прогулки в подземельях
Пятнадцать человек на сундук мертвеца
Сокровища котлована на улице Марсталю
Тайна Цесвайнского замка
У судьбы не внаКЛАДЕ
Черный передел в археологии
Легенды
Латышские народные предания
Мистика
Тайна лестенской свастики
Подводный поиск
Золото крейсера «Эдинбург»
Клад на 3 миллиарда
Тайны затонувших кораблей
Юмор
Афоризмы офицеров
Диалоги
Кладоискательские приметы
Копательский словарь
Школьный слёт

trans


Пресса

Кладоискательство
"Поиск клада и немного мистики"
Вести Сегодня
"Первый канал ищет сокровища тамплиеров в Латвии"
Час
"Что же на пляже зарыто"
Вести Сегодня
"Призраки средневековых застенков"
Вести Сегодня
"Тайна урочища Покайни"
7 секретов
"В поисках клада"
Вести Сегодня
Военная археология
"Орден ведёт поиск"
Вести Сегодня
"Могила неизвестного в центре Баложи"
Час
"Закрытая волость"
Вести Сегодня
"Вечная память"
Вести Сегодня
"Не опознаны, но не забыты"
Диггерство
"Магнусгольм - рай для диггера"
Вести Сегодня
"Шахта дышит тайной"
Вести Сегодня
"Дети подземелья"
Час
"Пикник на обочине по-латвийски"
Вечерняя Рига
"Ядерный щит Латвии превращён в хлам"
МК-Балтия
"Тайны ракетной шахты"
Вести Сегодня
Рецензии
"Кладоискатель и золотодобытчик"
Иркутская газета
"Обращайтесь к антиквару"
Вести Сегодня
"Поиск ведёт антиквар"
Вести Сегодня

Ретро-авто
"ЗИС-5 промчится по Риге"
Вести Сегодня
"ЗИС-5 для Голливуда"

trans


Видеоролики

Кладоискательство
"Сокровища тамплиеров"
Передача "Искатели" снимавшаяся в Латвии.
Военная археология
"Kara muzejs"
Военный музей в глубинке Латгалии.

trans


Детекторы

Заводские детекторы
MD 5006 DTS
MINELAB Explorer 2
Spectrum XLT
Самодельные детекторы
Биодетектор
Детектор А.Янечка
Малогабаритный металлоискатель

trans

trans

trans

Латышские народные предания

АЙЗКРАУКЛЕНСКИЙ ЗАМОК

В Видземе, в Айзкраукленской волости, на расстоянии километра от айзкраукленской церкви, в Даугаву впадает небольшая речка Каристе. На ее правом берегу, у Даугавы, видны развалины рыцарского замка. Много довелось мне слышать удивительных историй о рыцарских замках и их обитателях. Хочу рассказать, что я слышал от одной старушки об Айзкраукленском замке. В древние времена, когда леса Латвии высились в своей первобытной красе, некий рыцарь близ устья Каристе воздвиг богатый и хорошо укрепленный замок. Были созваны мастера из различных стран, и рыцарь прика­зал вырыть под замком потайное подземелье и длинные удивительные подземные ходы. Когда замок был готов, рыцарь велел собрать всех мастеров, убить их, а трупы сбросить в Даугаву. Алчный рыцарь со своими воинами совершал набеги на литовцев и эстов и награбил таким путем огромные богатства. Свое имущество рыцарь хранил в потайном подземелье. И хотя после смерти мастеров никто, кроме самого владельца замка, не знал хода в подземелье, рыцарь все же опасался за свои богатства. Однажды ночью явился ему черт и говорит: “Обещай мне свою душу - и я позабочусь о твоем имуществе”. Рыцарь это предложение принял. Черт приказал ссыпать все золото в дубовый сундук и поставить его в тайное подземелье; на сундуке он поселил огромную змею. Змея была злющая и губила своим ядовитым укусом каждого, кто пытался приблизиться к сундуку; она подпускала только самого рыцаря. Теперь рыцарь был спокоен за свое богатство. Однажды он со своими холопами отправился грабить, грабеж удался на славу и они вернулись с богатой добычей. Но этой удаче суждено было стать в их жизни последней. Однажды ночью, когда в замке шел пир горой, все ограбленные собрались, напали на замок и убили его обитателей, однако спрятанные богатства найти не смогли.
Перед мировой войной старушка видела странный сон. Ей приснилось подземелье под Айзкраукленским замком. Чей-то голос сказал, что если она не струсит, то получит спрятанный клад: пусть возьмет четки, какие, молясь, перебирают католики, и в полночь пойдет к развалинам. В одном углу руин обнаружится ход в потайное подземелье. Пусть набросит на змею четки - и змея исчезнет. Найденное богатство она может взять себе. Но она не пошла за кладом, боясь, что это черт завлекает ее на съеденье изголодавшейся змее. Насколько эта история правдива - никто не знает, это осталось тайной старушки.

ПРО РАЗВАЛИНЫ АЛТЕНСКОГО ЗАМКА

Там, где нынче развалины, некогда возвышался неприступный Алтенский замок. В замке жил суровый и скупой барин. За грош он готов был в огонь полезть. Он накопил огромное богатство и хранил его в одном из подвалов замка. Где спрятан клад - никто не знает. Если в полночь подойти к развалинам, то где-то в глубине слышно звяканье монет; говорят, что это бродит скупец: в наказание за скупость к его ногам привязано по тяжелому сундуку с деньгами.

АЛУКСНЕНСКИЙ ЗАМОК

С запада на замок напали железные люди, но наши предки сражались, как богатыри. Железным людям не завладеть бы замком, не случись среди своих же предателя, который указал врагу потайные ворота во двор замка. Ночью, когда наши предки пировали и пели победные песни, железные люди ворвались во двор замка. Предво­дитель, видя, что сопротивление бесполезно, собственноручно поджег замок и сгорел в нем вместе с верными воинами. Души сгоревших воинов превратились в белых голубок, которые со стоном носились над дымящимся пожарищем. Железные люди хотели построить свой замок на том же месте, но что им удавалось за день воздвигнуть, то голубки за ночь разрушали. Колдун посоветовал железным людям замуровать в стену деву, а не то им замка не построить. Однажды юрцане (жители селения Юрцаны) ворошили сено. Вдруг подходит незнакомец и спрашивает: не возьмется ли одна из девушек хранить ключи нового замка? Девушка по имени Мария, не подозревая ничего дурного, согласилась. Незнакомец увел Марию в свое жилище, там ее напоили вином и замуровали в башне замка. Девять дней и девять ночей слышались стоны девушки. Ночью птицы хотели снова, как всегда, снести стены замка, но испугались стонов, улетели и никогда больше не возвращались. Вскоре замок был достроен. Его назвали Марииным замком - Мариенбургом.

БАССКИЙ ЗАМОК

В седой древности на краю живописного оврага стоял Басский замок. Здесь беззаботно и в полном довольстве жили наши предки. Однажды темной осенней ночью, в самую полночь, кто-то постучался в ворота и попросился на ночлег. Сторож сердито ответил: “Ночью не впущу!” Уходя, незнакомец сказал: “Через год в это самое время замок провалится сквозь землю”. Утром рассказ сторожа всполошил обитателей замка. Судили они да рядили, что сделать, чтобы замок не провалился. Одни предлагали: “Поставим замок на прочные и высокие подпорки”. Другие советовали: “Соберем по се­лениям лен, совьем толстый и прочный канат и привяжем замок к тому большому дубу, который растет перед дверью”. Из всех советов был принят последний. Закипела работа: в ригах пылают печи, работницы мнут и треплют лен; вскоре двадцать берковцев отборного льна было доставлено в замок, и десять лучших веревочников сели вить веревки. Другие работники корчуют пни и гонят смолу, чтобы просмолить толстый канат. Вскоре все было готово. Замок привязали к большому дубу. Все в страхе и трепете ждали роковой ночи. Но, когда она настала, обитатели замка уснули крепким сном. Ровно в полночь раздался страшный грохот, люди пробудились, но было поздно: замок провалился сквозь землю. Толстый канат врезался в ствол дуба и оставил глубокую борозду. Этот дуб стоял там совсем еще недавно.

БАУСКИЙ ЗАМОК

Когда строили Бауский замок, один угол никак не удавалось сложить: что в вёдро сложат, то в ненастье обваливается. Кто-то сказал, что в замке поселился черт и требует живой души. Каменщики решили замуровать в стену того, кто поутру первым пройдет мимо замка.
Утром мимо замка прошла хозяйка - в Бауск за покупками, а впереди нее бежала собака. Вот собаку каменщики и замуровали.
Черт очень разозлился: он подумал, что над ним над смеялись - дали собачью душу вместо человеческой. Черт тотчас выскочил из замко­вой стены и исчез.
С той поры этот угол больше не обваливался, потому что черт оттуда удрал. Но по ночам в стенах замка слышится жалобный вой собаки.
С исчезновением черта родилась поговорка, она в ходу в Бауской округе: “Исчез, как бауский черт!”

ЗАМОК НА БРУКНАССКОЙ ТОПИ

На том месте, где сейчас топь, в старину возвышался красивый, хорошо укрепленный замок. Им владел очень богатый король. У него была дочь по имени Спидола. Отец был человек богатый и знатный, а дочь - ведьма, да и только! Каждую ночь она бегала к чертям, в ад. Король про дочерние проделки ничего не знал, он свое родное дитя очень любил. Однажды поздним вечером к королю явились гости, и он пошел будить любимую дочку, а кровать пуста! Отец подумал, что Спидолу похитили, и созвал было войско, чтобы идти ее искать. Король стоял погруженный в думы, а тут пропел петух, и дочка вдруг объявилась. Отец спрашивает, где она была. Дочь, видя, что ее тайна раскрыта, повинилась и сказала: “Я, отец, связалась с чертями, мы хотим погубить всех твоих людей и уничтожить все, что принадлежит твоему народу”. Отец в сердцах произнес проклятье: “Исчезнуть бы с лица земли моему опозоренному замку!” Так и случилось: замок со всеми обитателями тотчас провалился сквозь землю.
Теперь на месте провалившегося замка простирается топь, поросшая кустарником и ягодниками.
Название замка было очень замысловатым, и его никто до сих пор не может отгадать. Кто угадает, станет владельцем замка, который снова поднимется из-под земли. Сотни лет миновали, но никто не отгадал названия.

ДАРЗНИЦСКАЯ ГОРА

Дарзницская гора находится примерно в версте от имения Виесиена. На месте этой горы когда-то горделиво высился замок. Но однажды черт ли или другой кто обрушил на замок гору. Долгое время ничего не случалось, но вот как-то шел той горой один местный житель. Он увидал дверь, зашел и очутился в богато убранных покоях, полных денег. Все это богатство сторожил седой старик, который приветливо встретил человека и даже позволил взять немного золота. Выпуская его, старик строго наказал никому о виденном не проболтаться. Че­ловек долго молчал, но на второй год проболтался все-таки, да еще я людей сюда привел. Они все вошли, но старик на этот раз встретил их вовсе неприветливо. Он сказал: “Сейчас же все уходите! А ты, болтун, оставайся!” Ничего не помогло, пришлось ему навсегда остаться под землей, он оттуда больше не вышел.
На горе есть диковинный родничок, который никогда не показывается нескольким людям одновременно. Скажем, нашел человек родник, поставил заметку и побежал звать народ. А когда люди приходят, родника и след простыл! Куда он девается - неизвестно. А заметка - та стоит, где поставлена.

МЕДНАЯ КРЫША ДОБЕЛЬСКОГО ЗАМКА

Добельский замок построен во времена шведов. Тогда был голод, люди питались чем попало.
Замок был крыт медью. В солнечные дни сверкание меди было видно издалека. Преданье гласит, что моряки, которые шли морем в Вентспилс, принимали медную крышу за маяк и, держа на нее путь, разбивались об утесы. Это случалось много раз; и моряки прокляли медную крышу Добельского замка. Поднялся ураган и унес медную крышу в море.

ДОБЕЛЬСКИЙ КЛАД

Что в Добельском замке хранится клад, знали все, но добыть его никто не мог, потому что клад охранял Добелниек. Однажды домой из Риги ехал старичок. По пути ему встретился молодой барин, просит: подвези! Не хотелось старичку везти его, потому что лошаденка была хилая. Но в конце концов он согласился. Едва молодой барин уселся в телегу, как кобылка пустилась по воздуху! Молодой барин говорит: “Давай выкрадем клад из Добельского замка. Сторожа нет дома. Ну, а если он меня поймает, ты мне подсоби”. Неподалеку от замка они остановили лошадь. Молодой барин пошел красть клад. Вскоре он вернулся с сундуком денег. На левом берегу реки Берзы их нагнал Добелниек и схватился с молодым барином. Старичок бро­сился на помощь, и вдвоем они одолели Добелниека. Молодой барин дал старику меру денег и спрашивает: “А ты знаешь, за что у нас в пути зацепилась ось?” Старик отвечает, что нет, мол, не знает. Тот говорит: “Ось зацепилась за колокольню Добельской церкви. Чуть бы сильнее зацепилась, то или ось сломалась бы, или колокольня опрокинулась”.
Старичок приехал домой и сунул деньги под кровать. Жена увидала и воскликнула: “Ты, видно, кого-то убил и ограбил!” Про деньги дознался барон. Призвал старичка в имение и спрашивает: “Откуда ты взял столько денег?” - “Где взял, там и заработал”, - отвечает старик. “Не заработал ты, а украл, - говорит барон, - я тебе этих денег не оставлю”. Всю ночь барона кто-то терзал, да так, что он чуть не помер. К его кровати подошел черный человек и говорит: “Я тебе покажу, как у старичка деньги отбирать! Они не твои, верни ему деньги утром, иначе не быть тебе в живых!” Утром барон вернул старичку деньги, а сам рад, что от мук избавился.

КАК БЫЛО УГАДАНО НАЗВАНИЕ ЗАМКА

Где нынче Дундагский замок, там прежде был топкий пригорок. Однажды мальчик пас вблизи пригорка свиней. Вдруг исчез черный боров - как в воду канул. Подумал было мальчик, что боров домой убежал, пошел посмотреть - нет борова. Долго мальчик искал - нет как нет. А под вечер боров сам вылез из потайной ямы у подножья пригорка. Так наелся, что даже стонет. Мальчик полез поглядеть - что там такое в яме? Залез, а это и не яма вовсе, а большая пещера. Тут и закрома, полные зерна, и кони, и коровы в хлевах, но все они - неживые. За хлевом - богатый замок. В комнатах за накрытыми столами сидит множество людей, но и они все неживые. На закате свинопас пригнал домой стадо и рассказал про все виденное домочадцам, но те мальчишку подняли на смех: “Болтун, языком треплет! Вздумал взрослым людям сказки рассказывать!” Ну, нет так нет! Махнул мальчик рукой и лег спать. А во сне ему привидился дряхлый старичок и говорит: “Слышь, мальчик, завтра, как пойдешь пасти свиней, залезь в ту пещеру да зайди в замок, да заберись в башню. Там два колокола. Позвони в те колокола и прислушайся хорошенько, что они будут вызванивать”.
Поднявшись с утра, мальчик никому из домашних про вчерашние чудеса больше и словом не обмолвился. Да по правде сказать, к чему болтовня? Расскажешь про сон - снова взрослые на смех поднимут. Очень нужно! Лучше тихонько погнать своих свиней да делать свое дело. Так вот, значит, забрался мальчик в башню, глядит: вверху и впрямь два колокола. Давай звонить. Прислушивается: один колокол как будто поет: “Дун! Дун!”, а другой: “Дан-га! Дан-га!” . .. “А ведь они поют Дун-данга, Дунданга!” - засмеялся мальчик. Только он вы­молвил эти слова, как замок поднялся из-под земли, люди и животные ожили, но мальчик окаменел. Он, оказывается, угадал название замка, вот замок и поднялся из-под земли. А камень долго хранился на горе Пуйшу (Мальчиковая); народ и летом, и зимою там совершал жертво­приношение.

ЗЕЛЕНАЯ ДЕВА ДУНДАГСКОГО ЗАМКА

Прежде, в старину, владельцы Дундагского замка не имели права оставлять наследство дочерям. Если сыновей не было, то замок и прочее имущество переходили к какому-нибудь родичу мужского пола. И, словно бы назло, у владельцев Дундагского замка долгое время не было сыновей, одни только дочери. Очень господа горевали, что не могут свое добро оставить родным детям, а приходится отдавать чужим. И вот опять у Дундагского барона не то три, не то четыре дочери и ни одного сына. А сам уже в летах. Он от огорчения иной раз ночами и спать не мог. Однажды ночью опять задумался, что вот скоро помирать, а наследника нет. Не сиделось барону дома, он вышел в сад. Была полночь. Гулял он, гулял, вдруг, откуда ни возьмись, маленький гном. Спрашивает барона, почему он такой грустный, по­чему ночью не спит. Барон и расскажи гному про свою беду: сам-де стар, наследника нет, придется замок и все добро оставить чужим. Гном усмехнулся и говорит: “Невелика беда! Ты позволь нам, гномам, сыграть ночью свадьбу в твоем большом зале. Да смотри, чтобы никто не подглядывал, что мы делаем. Вот и будет у тебя сын”. Барон очень этому обрадовался и обещал, что никто не будет подглядывать. Вскоре наступила та ночь, когда гномам играть свадьбу. Барон зара­нее запер все двери и строго наказал, чтобы к большому залу никто и близко, не подходил. Все знали, что барон строг и если его ослу­шаться, то быть беде, поэтому подчинились приказу и никто не подглядывал, что в зале делается. Но у садовника была дочка, а у конюха - сын. Они всегда по ночам гуляли в саду. Гуляют-гуляют, видят; большой зал освещен так ярко, как никогда. Парень удерживал девушку, но она заупрямилась: ей непременно надо узнать, что там, в зале. Подобралась под окно, заглянула - как же! гномы свадьбу справляют. Все бы обошлось, но как раз в ту минуту, когда садовникова дочка заглянула в окно, один гном, подпрыгнув, поскользнулся и упал; девушку разобрал смех, и она расхохоталась во весь голос. Тотчас свет погас, и гномы разбежались кто куда. Только старый гном остался; он подошел к дочери садовника и сказал: “За то, что ты не могла удержаться и подглядывала, ходить тебе тут после смерти ночами, лишая всех покоя”. Сказав это, старый гном тоже исчез. Дочь садовника вскоре умерла. И, как гном сказал, так оно и исполнилось: садовникова дочка по ночам бродит по замку. На ней то же зеленое платье, которое она носила при жизни, вот почему ее и прозвали Зеленой девой.
А следующей ночью гном пришел к барону и говорит: “Ты не выполнил обещания. Не будет сына ни у тебя, ни у твоих потомков. Только тогда родится сын от твоих потомков, когда на камне у больших ворот поднимется березка высотою с колыбельную жердь”.
И впрямь - в тот самый день на камне около больших ворот проглянул березовый росток. Нынче он, говорят, изрядно подрос и, коли не обломил его кто, скоро, пожалуй, вытянется с колыбельную жердь. Вот только не знаю, не обломил ли кто березку?
Но если и не обломил ее никто, вряд ли еще какому-нибудь барону суждено владеть Дундагским замком.

ЗАМОК НА ВИСЕЛИЧНОЙ ГОРЕ В ЯУНПИЛСЕ

По одну сторону Виселичной горы в Яунпилсской волости когда-то стоял замок, а по другую сторону - виселица. Отверстие трубы этого замка я сам отыскал, когда был мальчуганом. Если в это отверстие кидали камень, то глубоко-глубоко внизу, под землей, глухо раздава­лось - “бункш!” Когда-то в эту яму спустили мальчишку, чтобы он посмотрел, что там такое, но когда его вытащили, то оказалось, что он ослеп, оглох и онемел. Узнав об этом, барин - барон Рекис - пожелал измерить глубину отверстия. Он приказал связать множество веревок, привязать камень и опустить вниз. Уже раскрутили всю веревку да еще привязали длинный шест, камень опускался все ниже, но дна так и не коснулся. Тогда барон приказал рыть. Но, сколько бы работники за день ни выкопали, за ночь вся земля осыпалась об­ратно. Люди трудились, а дело ни с места! Барон приказал работать и днем и ночью. Рыли-рыли, откопали запертые железные ворота. Рекис пуще прежнего торопит работников. Но тут ему во сне явился барин еще посановитее его самого, хватает за глотку и говорит: “Если ты не прикажешь засыпать яму, то я тебя самого с твоим замком спущу в бездну. Ведь ты уже добрался до ворот моего замка, а если откопаешь весь замок, то он поднимется на место твоего, а твой за­мок провалится”. Услышав это, Рекис вскочил с постели, побежал на Виселичную гору и прогнал всех работников, а сам воротился домой только к завтраку. На другой день работники увидали, что гора снова стала такой, какой была раньше, только железные ворота остались там.
Когда моя мать, которая жила при Могучем Рекисе, была маленькой девочкой, эти ворота блестели, как золотые, но со временем позолота сошла, ворота потускнели, а теперь, говорят, они и вовсе исчезли. Но в мое время они там еще стояли. Моя мать прожила боль­ше 115 лет. Все это она сама видела и пережила.

ЗАМОК ЯУНПИЛС

Предание гласит, что (старый) замок Яунпилс стоял на месте Виселичных гор, но провалился сквозь землю. Новое, или нынешнее, имение Яунпилс находится километрах в двух к северо-западу от этих гор. В каждую новогоднюю ночь какой-то голос спрашивает владельца Яунпилсского имения: “Яунпилс готов?” Владелец имения всегда отвечает: “Нет, не готов”. Старики рассказывают, что в имении каждый год возводилась какая-нибудь пристройка, но так, чтобы под Новый год она еще не была готова, - чтобы не пршплось отвечать, что Яунпилс готов: ведь люди верили, что тогда новый Яунпилс уйдет под землю, а на его место поднимется из-под земли старый Яунпилсский замок, который когда-то на Виселичных горах провалился сквозь землю.

КАК СТРОИЛИ КОКНЕССКИЙ ЗАМОК

Когда начали возводить Кокнесский замок, случилось идти мимо какому-то старику. Он сказал: “Если хотите, чтобы замок был долговечным, то не замешивайте известь на воде, а замешивайте на молоке”. Сказал и ушел. Владелец замка так и поступил: он приказал, чтобы все крестьяне округи каждый день поставляли ему по ведру молока. Вскоре замок был построен. Слова старика сбылись.

КАК БЫЛ ПРЕДАН КОКНЕССКИЙ ЗАМОК

Когда-то в Кокнесе правил богатый помещик, немец. На всех пиршествах он похвалялся верностью своих слуг, которую он щедро оплачивал. Однажды на пиру, когда он снова принялся этим бахвалиться, какой-то швед поднялся и сказал: “Купленная верность не многого стоит! Ваши слуги не верны вам, конечно”. Кокнесский ба­рон зло высмеял шведа и предложил ему доказать правоту своих слов. Швед вызвался завоевать Кокнесский замок, который в ту пору считался неприступным. Съестным замок был обеспечен на много лет,, поэтому осадой его взять нельзя было. Швед, однако, набрал войско и осадил замок. Слуги немца с замкового вали всячески высмеивали осаждавших. Среди слуг был на валу и владелец замка, но он вскоре ушел и оставил слуг одних. Тогда швед приблизился к валу, вынул из кармана тяжелую золотую цепь и сказал: “Эту цепь получит тот, кто ночью отопрет ворота замка. Кроме того, я обещаю возвысить этого человека над собою и над всем моим войском”. И не проронив больше ни слова, он вернулся к своему войску. Настала ночь. Владелец замка, полагаясь на своих слуг, спокойно лег спать, а швед пошел к воротам и ждет. Около полуночи послышались шаги во дворе и швед увидал одного из слуг замка. Большим ключом слуга отпер ворота и тихо их отворил. Швед позвал своих людей, они вошли в замок и разграбили его. Владельца замка и его слуг, которые спокойно спали, шведы не тронули. Когда замок был начисто ограблен и все богатства вынесены, швед в сопровождении нескольких воинов вер­нулся в замок. Он подозвал слугу, отворившего ему ворота, петлей накинул ему на шею золотую цепь и сказал: “Цепь ты уже получил, теперь я возвышу тебя над собою и всеми моими воинами”. Сказав это, он с помощью своих воинов повесил предателя на одном из замковых столбов. Потом швед написал на листе бумаги: “Этот человек отпер ворота замка, чем заслужил золотую цепь и положение надо мною и моими воинами”. Лист бумаги швед прикрепил к столбу ря­дом с повешенным и поспешил покинуть замок. Утром владелец замка, потрясенный случившимся и боясь еще большего позора, бро­сился с замкового вала в реку Персе.

ЛАСМУЙЖСКИЙ ЗАМОК

Около имения Ласмуйжа есть гора, поросшая деревьями и кустами. В старину на этой горе стоял замок. Однажды его окружили враги. Когда сопротивление стало невозможным, замок со всеми людьми ушел под землю.
Прошло много-много лет. Случилось как-то пастушке пасти на горе стадо. Она вязала чулок. Вдруг клубочек упал и исчез, словно сквозь землю провалился. Девушка удивилась, принялась искать, но клубка не нашла и потянула нить. Хотя нить и не порвалась, но поддалась с трудом. Видит девушка, что гора словно бы раздвинулась, а из-под земли вслед за нитью тянется вверх замок. Но тут девушку вспугнула старушка, которая принесла ей обед. Нитка оборвалась, и замок снова ушел под землю. Девушка вскоре заболела и умерла.

МАТКУЛЬСКОЕ ГОРОДИЩЕ

Когда-то на хуторе Буссе была очень злая и скупая хозяйка. Она плохо кормила батраков. Однажды к ней нанялся свинопас. Он должен был пасти свиней на Маткульском городище. Свинопаса хозяйка вовсе голодом морила, с собою только и давала ему, что краюшку сухого хлеба. Вот однажды свинопас ел свой скудный обед, печалясь о горькой судьбине, а свиньи рылись у подножья горы. Вдруг свинопас почувствовал, что его головы коснулась нежная женская рука. Свинопас оглянулся и увидал удивительной красоты девицу с корзиной в руках. Девица говорит свинопасу: “Если ты, парнишка, никому не разболтаешь, что я тебя кормлю, то я расскажу тебе, кто я такая и буду каждый день носить тебе обед”. Свинопас обещал никому ничего не говорить. Девица рассказала, что она королевна и что замок ее отца стоял на этой горе. Ее отец был добрым властелином, и его все любили. Когда он пал в бою, то от великого горя замок со всеми обитателями ушел под землю.
Королевна рассказывала долго и складно. Свиньи паслись так спокойно, что свинопасу и понукать их не приходилось. Королевна закончила рассказ и исчезла, еще раз наказав - никому ни слова не говорить. Вечером свинопас пригнал домой стадо и хотел было начать рассказ, но чей-то голос шепнул: “Молчи!” Свинопас удержался и смолчал. Ужин свинопасу пришелся не по вкусу, он и есть не стал. На другой день в тот же самый час королевна снова вынесла свинопасу обед. Она сказала: “Если ты и сегодня, и завтра удержишься и никому не разболтаешь, то я покажу тебе свой замок”. Вечером свинопас пригнал стадо домой. И так ему захотелось обо всем расска­зать хозяйке, что едва удержался. Чей-то голос вовремя прошептал: “Молчи!” Свинопас удержался и смолчал. На третий день - то же самое. На четвертый день королевна повела свинопаса внутрь горы. Это подглядела хозяйка, которой как раз случилось проходить мимо. Хозяйка подбежала к свиньям и стала гнать их домой, но, сколько она ни старалась, свиньи ни с места. А королевна со свинопасом тем временем пришли в замок. Королевна показала ему все покои. В замке было много богатств: золото, серебро, алмазы, янтарь, оружие и прочие диковины. Свинопас от удивления совсем обомлел. Королевна все вела и вела его, пока они не оказались перед какой-то дверью. Королевна сказала: “Ну, я показала тебе все свои богатства, а вот и тебе малая толика!” С этими словами королевна протянула свинопасу мешочек с драгоценностями и выпустила его из замка. Свинопас разбогател. Он купил имение и зажил припеваючи.

ДЕВИЧЬЯ ГОРА

Неподалеку от имения Д. находится древнее латышское городище, которое называют Девичьей горой. Это название пошло вот откуда.
В старые крепостные времена окрестными/ мызами владел жестокий барон. Однажды девушки трепали на мызе лен и говорили о бароне. Они его осуждали, предсказывая, что не видать ему рая, а висеть вниз головой в аду. Особенно две девушки распустили языки. Третья донесла обо всем барону, желая перед ним выслужиться. Барон так обозлился, что приказал старосте увести девушек на городище и повесить. Он долго не позволял снять повешенных: пусть покачаются на ветру! А потом велел похоронить их, на горе. Там и сейчас видны две осевшие могилки. С той поры городище называют Девичьей горой. Если в полночь идти мимо нее, то слышен крик петуха: это дух умерших девушек.

МЕЖОТНЕНСКОЕ ГОРОДИЩЕ

Межотненское городище находится на левом берегу Лиелупе, против Межотне. Однажды пастушок пас овец возле городища. Было раннее утро, мальчика одолевал сон. Он прилег на травку и вздремнул. Проснулся, видит: овцы спокойно пасутся, но одна исчезла. Мальчик пошел ее искать. Беглянка мирно паслась в кустарнике. Мальчик погнал ее из кустов, но овца убежала и скрылась в пещере за кустом. Мальчик полез за ней. В пещере он увидал древний Межотненский замок; во дворе, опершись о мечи, стояли древние земгальские воины. Мальчик, хотел убежать, но чей-то голос произнес: “Остано­вись! Гляди на этих немых героев и учись у них защищать отечество”. Мальчик очень испугался, поспешил выгнать овцу из пещеры и долго не ходил в ту сторону.

ЗАМОК, УШЕДШИЙ ПОД ЗЕМЛЮ

Неподалеку от города Яунелгавы расположены четыре невысоких холма, которые называют Городищами. На одном из них в былые времена высился замок. В нем обитал скупой богач. Из жадности он заключил договор с чертом, который обязался каждый год давать ему по три мешка золота, за это скупец обещал после смерти прислуживать черту в аду. Когда настал назначенный час и пришла пора скряге идти в ад, его одолел страх. Он набил карманы золотом и пустился бежать. Но; черт не хотел упускать свою добычу и бросился вдогонку. Чтобы задержать беглеца, черт швырнул ему под ноги большой камень. В том месте, где упал камень, образовалась глубокая яма. Она сразу наполнилась водой. Скупец, недоглядев, упал в воду. Он пытался выплыть, но золото в карманах потянуло его на дно. В тот же миг ушел под- землю и замок. На городище и по сей день видно место, где стоял замок: весь холм порос густым кустарником и только небольшая полянка посреди чащи свидетельствует о давно минувшем событии.

ГОРОДИЩЕ

В Вилянском уезде, между селениями Пилскалнс и Плюсково, есть небольшой пригорок, однако местные жители считают его высокой горой, потому что более высоких поблизости нет. Называют его Городищем и вот что про него рассказывают.
В древности тут стоял замок. Он провалился сквозь землю со всеми своими обитателями и с прекрасной принцессой. В недавнем прошлом человек по имени Рейгул (совсем недавно он еще был в живых) мог заходить в замок, когда ему вздумается, потому что у него хранился золотой ключ от замка. Там он мог пить и есть, что душе угодно, с собою же не смел брать ничего. Однажды он проворовался: ему приглянулся золотой топорик и, уходя, он прихватил его с собой. С той поры он больше никогда не мог попасть в замок. По сей день дремлет под землею этот замок со своей прекрасной принцессой, а у ее ног лежит лохматый черный пес.

ТУМАННОЕ СИТЕЧКО

У владельца Пилтенского замка было туманное ситечко: когда нападали враги, владелец замка взбегал на башню и просеивал сквозь ситечко туман, который, окутывая замок, делал его невидимым и неприступным. Шведы хотели захватить Пилтенский замок, но не могли. Они узнали про туманное ситечко, подкупили друга управляющего замка, и тот выкрал ситечко. Шведы пошли приступом на Пилтенский замок, его владелец бросился на башню, но туман не поднялся. Замок был разбит.

КАК НА ПИЛТЫНЬСКОЙ ГОРЕ СТРОИЛСЯ ЗАМОК

За хутором Спрестиню Пакундзени, в лесной чаще, высится Пилтыньская гора, на которой когда-то стоял замок предводителя древних латышей. От замка остались только обломки кирпичей и камни. В народе бытует интересное предание.
Рыцарям во что бы то ни стало хотелось тоже возвести на Пилтыньской горе свой замок. Они расставили крестьян цепью от горы до кирпичного завода в имении Аугстрозе, которое находилось верстах в трех от горы. Крестьяне из рук в руки передавали кирпичи с завода на стройку. Не освободили даже кормящих матерей, им наравне с другими приходилось до поздней ночи простаивать в этой длинной цепи. У кого были мальчики, тем в полдень давали час времени, чтобы накормить младенца, а у кого девочки - тем только пол­часа. Работники должны были пообедать за пятнадцать минут да еще успеть починить разодранные варежки. У кого не было варежек, те в кровь обдирали руки об острые края кирпичей. Надсмотрщики строго приглядывали за работниками. По спинам тех, кто не успевал за одну секунду передать кирпич дальше, гуляли палки, набивая синяки, да еще в наказание их заставляли работать по ночам.
Даже черт, живший в озере Лиелэзерс, не мог стерпеть такого издевательства над людьми. Он встал на сторону крестьян и послал ветер, который понес кирпичи с завода прямо на стройку, так что крестьяне могли перевести дух. Надсмотрщики ругались, что люди бездельничают, и хотели их проучить, но дубинки загуляли по их собственным спинам, избив дочерна. Стройка не спорилась. Что за день сложат, то черт за ночь разрушает, а потом как бросится в озеро со страшным ревом, так вода над ним черными кругами расходится! Самый подлый из рыцарей пытался выудить черта из озера, но его самого увлекло на дно, а ввысь хлынула огромная водяная струя. Рыцари струсили и от постройки замка отказались. Потопленный рыцарь еще и по сию пору морозными: зимними ночами стонет в озере, и тогда с громким треском ломается лед. Крестьяне говорят, что озеро не к добру стонет: злой рыцарь опять задумал какую-то каверзу.

О РЕЗЕКНЕНСКОМ ЗАМКЕ

В Резекненском замке когда-то жил король, у него были три дочери. Королю принадлежали также дворцы в Резне и в Лудзе. Король отказал каждой дочери по дворцу. Но резекненская принцесса полюбила музыканта, который играл на кокле подле замкового вала. Король, узнав об этом, заточил дочь в подземелье. Там она дремлет, сидя на сундуке, полном золота. С обеих сторон ее охраняют свирепые псы. Такой же пес сторожит и вход в подземелье. Тот, кто одолеет псов, разбудит и освободит принцессу. Некоторые смельчаки пытались это сделать, но никому не удалось. Так принцесса и сидит в ожидании до сих пор. Раз в год принцессе дозволено покидать подземелье, и она прогуливается вдоль реки Резекне. Потом снова целый год дремлет.

РАЗВАЛИНЫ РЕЗЕКНЕНСКОГО ЗАМКА

В Резекне жил сапожник. Однажды, когда он шел мимо развалин замка, оттуда вышла прекрасная дева и заговорила с ним. Сапожник, спрашивает, откуда она и кто такая. Дева отвечает, что она владелица замка и над ней тяготеет проклятье - навеки оставаться в развалинах. Сапожник спрашивает: нельзя ли ее вызволить. “Да, - говорит она, - спасти меня можно”. - “А кто и как тебя может спасти?” - спрашивает сапожник. Дева отвечает: “Ты и сам мог бы спасти, но прежде тебе надо сходить к исповеди и получить отпущение грехов, а в пасхальное утро жди меня здесь, возле развалин. Накинь мне на шею четки и держи меня крепко-накрепко, потому что я буду обращаться и в зверей, и в чудовища. Но ты не пугайся и не отпускай меня: если испугаешься и отпустишь, то мне придется на веки вечные оставаться запертой в горе”. Они вошли в гору, а там был богатый замок с роскошно убранными покоями, полными всякого добра. Дева дала сапожнику денег, чтобы он подкрепился к решающему дню. Вот и стал сапожник что ни вечер гулять мимо развалин, и всегда к нему выходила прекрасная дева. Каждый вечер он получал от нее деньги и почти забросил свое ремесло, потому что и так мог прожить.
Настал назначенный день, когда должна была решиться судьба девы: то ли ей вырваться на волю, то ли навеки исчезнуть с этого света. Сапожник сделал все, как ему было сказано, и пришел к развалинам. Вышла дева, прекрасная и нарядно одетая. Гуляют они вдоль развалин, и дева подбадривает его, чтобы не струсил. Но вот она говорит: “Держи меня! Настал решающий час!” Сапожник набросил ей на шею четки и держит ее. Дева вдруг начала превращаться то в змею, то в черта, то во всяких чудовищных и уродливых зверей. Сапожник не стерпел, на него напал такой страх, что рука дрогнула и он отпустил деву. Она удалилась, плача и причитая, а его с такой силой швырнуло о развалины, что перебило обе ноги. На всю жизнь сапожник остался калекой из-за своей непомерной жадности: ведь хотел он вовсе не деву спасти, а заполучить замок и деньги.

ЗАМОК НА ОЗЕРЕ СПАРНЮ

Возле озера Спарню, которое, как рассказывают, прилетело сюда по воздуху, есть гора. В старину на ней стоял красивый и богатый замок. Но однажды ночью он исчез, ушел в землю. Утром на вершине горы не оказалось ничего, кроме двух небольших ям, которые постоянно дымились. Народ толпами повалил на дивную гору: кто швы­рял в ямы камни, кто лил туда воду, чтобы загасить огонь; а кто-то спустил в яму белого гуся, который, с подпаленными крыльями, выплыл в озеро. Наконец надумали рыть. Но - вот так чудеса! - что за день выкопают, то ночью осыпается обратно. Решили рыть весь день и всю ночь и докопались до крепких медных ворот. На них висела длинная и толстая медная плеть. Все дивятся на ворота и на плеть, не замечая даже, что за их спинами кровожадные волки рвут на части и пожирают лошадей, на которых возили землю. Зеваки только тогда спохватились, когда последний серко, отбиваясь от хищников, переломил оглоблю. Рассерженные люди, негодуя, бросились на волков, но тут - бух! - вся вырытая земля вмиг обрушилась в яму. С той поры никто не осмеливался не то что рыть ямы на этой горе, но даже и гулять по ней.
Позднее, когда уже начали забывать, как провалился замок и как его откапывали, одна девочка решилась все-таки в самый полдень пройти той горой: хозяйка послала ее к соседям за ножницами для стрижки овец. Ну и перепугалась же бедняжка, увидев, что навстречу ей идет писаной красоты дева! “Куда, сиротка, торопишься?” - ласково улыбаясь, обратилась к ней дева. Узнав, за чем девочка послана, ласковая дева сказала: “Ты посиди, сиротка, отдохни, а ножницы я тебе достану”. Вскоре дева вернулась, протянула девочке ножницы и говорит: “Вот тебе, голубушка, мой подарок”. С этими словами она исчезла, словно в воду канула. Хозяйка, не поверив рассказу девочки, послала служанку на соседский хутор - узнать, кому соседка дала ножницы. Но соседка клялась и божилась, что ни девочки, ни девы в глаза не видывала да и ножниц никому не давала.
В другой раз вельможи, съехавшись пировать в Иле, просто так, для развлечения, пошли на озеро рыбачить. Дважды закинули сеть - даже ершонка не выудили. Нетерпеливые вельможи начали бранить крестьян-рыболовов. В третий раз сеть была такой тяжелой, что ее еле-еле вытянули. Она была полна рыбы, да еще в ней оказался золотой сундук со связкой ключей в замочной скважине. Рыбу из сети выбрали с легкостью, но золотой сундук никак не вытащить! Наконец вельможи посулили отдать все, что окажется в сундуке, если крестьяне вытянут его на берег. Крестьяне, выбиваясь из сил, с трудом вытащили сундук. Когда его отомкнули, все вокруг засияло алмазами и золотом. Но вельможи отказались дать крестьянам обещанное, говоря: “Это барское добро! Это барское добро!” - и сундук тяжело плюхнулся обратно в озеро.

ТАЛСИНСКОЕ ГОРОДИЩЕ

Про древнее Талсинское городище, называемое Монастырской горой (Клостеркалнс), существует несколько преданий. Там якобы ушел под землю замок. Есть знатоки, которые покажут вам на вершине горы несколько ямок - это отверстия замковых труб. На склоне горы видна продолговатая и довольно глубокая яма - здесь были ворота. В прежние времена они были открыты. Однажды под Новый год вдоль озера ночью шла старушка и горько плакала: она была голодна. Вдруг увидала, что ворота городища раскрыты, а внутри горит свет. Зашла и видит: кухня, на столе немытая посуда вся из золота и серебра. Старушка вымыла посуду, все прибрала как следует, наелась, но не убереглась от искушения и, уходя, прихватила золотой нож с вилкой. Вдруг на горе загремел гром, и чей-то голос произнес: “Почему ты украла? Теперь ворота навсегда закроются! А ведь ты могла бы постоянно приходить сюда посуду мыть, вот и прокормилась бы!” Но старушке и одного ножа на всю жизнь хватило.

ХРАМОВАЯ ГОРА

Храмовая гора находится вблизи города Алуксне, на берегу озера. Вот что рассказывают старики о том, как гора образовалась.
Случилось это во время шведской войны. Шведы упорно держались в замке на острове. Русское войско заняло позиции на берегу против замка. Это - низменное место, с него нельзя было вести обстрел шведского острова из пушек. И вот русский полководец приказал своим воинам шапками натаскать земли, насыпать гору, расставить на ней пушки и задать шведам перцу. Так и сделали: насыпали гору, расставили на ней пушки и начали стрелять так, что земля хо­дуном заходила. Шведам в замке вскоре жарко стало, они и давай бог ноги.
Во славу героических русских воинов на горе возвели храм, и гору стали называть Храмовой.

ТУКУМСКИЙ ЗАМОК

В древности на Тукумской горе стоял замок, но однажды ночью он, ушел под землю со всеми своими обитателями. В том месте, где замок провалился, осталась в земле изрядная дыра. Отыскался смельчак, который за пожизненный хлеб согласился спуститься в дыру. Спустился и увидал на дне красивые золотые ворота. Когда он их отворил, все вокруг засверкало и заблистало золотом, серебром и алмазами. Невдалеке от первых ворот оказались вторые. Отворив их, он очутился в таком же мире, как и на поверхности земли. Народу там видимо-невидимо, все ходят, трудятся. Вскоре эти подземные люди подошли к нему и велели убираться прочь. Он не послушался, но они повторили: уходи, мол, а не то тебе худо будет! Человек дернул веревку и выкарабкался обратно на этот свет. Начали копать землю, чтобы докопаться до драгоценностей, но что за день выкопают, то за ночь ссыпалось обратно.
Вблизи той горы и по сей день нечисто. Один работник, возвращаясь в полночь домой из Тукумса, увидал на склоне горы яркий огонек. У огня грелся старик. Работник поздоровался, но тот не ответил. Работник раскурил трубку и так и сяк заводит со стариком разговор. А старик сидит себе, как немой. “С таким злым человеком и говорить неохота!” - сказал обиженный работник и ушел. Но на другое утро - вот чудеса! - в его трубке не зола, а дукаты.
Как-то раз одному хозяину приснилось, что близ той горы, в таком-то месте, под таким-то камнем, закопаны деньги. Хозяин над сновидением только посмеялся. Однако следующей ночью его разбудил белый гном и твердит: пойди, мол, завтра в полдень к тому камню и откопай деньги! Уходя, гном наказал, чтобы человек ничего не пугался, тогда деньги верные. Хозяин взял с собой брата и пошел. Малость копнули, вдруг лопата заскрежетала, ударившись о котел с деньгами. Стали тащить из земли тяжелый котел, даже не заметив на радостях у себя за спиной огромного черного медведя, закованного в тяжелые железные цепи. Медведь оскалился, вот-вот раздерет их в клочья. Увидав медведя, оба перепугались, и котел, бренча деньгами, снова ушел в землю. На долго ли? Кто знает!

ТУКУМСКОЕ ГОРОДИЩЕ

Когда-то на Тукумской горе стоял замок. Недалеко от замка был источник. Каждый вечер сюда ходила по воду женщина. Однажды зачерпнув воды, она увидала, что из замка вышла женщина, одетая в черное, и направляется прямо к ней. Женщина в черном подошла и спрашивает: “Не согласишься ли ты по вечерам приходить в замок и выполнять все, что я велю? Но об этом никому нельзя рассказывать”. Женщина согласилась. Долгое время все шло хорошо, без перемен. Но однажды уборщице так сильно захотелось хоть кому-нибудь про все это рассказать, что она, не стерпев, все выболтала мужу. Едва она проговорилась, как оба они с мужем превратились в камни, а роскошный замок ушел под землю.
Говорят, что даже теперь, если вечером пройти там, где когда-то стоял замок, то слышны тихие стоны его обитателей.

ЛЕСТНИЦА В ИМЕНИИ ЗЛЕКИ

Если от города Яунпилса (в Земгале) идти в сторону города Салдуса, то возле имения Злеки видна железная лестница, каких ни нынче, ни прежде никто не умел ни выковать, ни разобрать. Кто ее выковал и чья она?
В том имении когда-то жил знатный господин. Знатен то знатен, да гол как сокол, у него, сказать тебе правду, за душой ни копеечки, все его имущество с дедовских времен заложено черту. Поэтому, стоило только барину где-нибудь разжиться деньгой, как ночью маленький чертенок тут как тут и требует: “Отдай!” Делать нечего, надо отдавать, против черта не пойдешь! Вот барин однажды задумался: “Долго ли мне быть посмешищем для всех соседей?” Стал он думать и гадать, чем бы ему перед соседями выхвалиться? Придумал наконец: надо достать такую лестницу, какой нигде никогда не бывало. Ладно. А кто выкует? Тут вдруг объявился старичок: он, мол, кузнец и выкует лестницу, какой и на свете не бывало. Дайте ему железа и угля, а все остальное - его забота. Это для барина пустяки, раздобыл все нужное. Спрашивает: а не дать ли помощника? Нет, не нужно, сам справится! Днем в кузнице тихо, ни звука. Но едва стемнеет, как горн начинает шипеть, наковальня гудеть, кузнец пыхтит и кряхтит, искры летят, огненные языки вздымаются синие, красные, зеленые . . . В кузнице куют, гнут, рубят, ломают, сверлят, завинчивают и точат, словом, грохот стоит адский. А чуть ночь на исходе - удары молота ослабевают, пламя блекнет, и с восходом солнца в кузнице все зати­хает, только кузнец еще обтачивает и сверлит что-то. Долго так продолжалось. В кузницу никого не впускают, даже самого барина. А барину хочется знать, как дело подвигается. Но нет, не впускает его кузнец. “Погоди, - говорит, - барин, теперь уже скоро будет лестница готова - отдам ее тебе, тогда и налюбуешься”. Однажды барин пристал, не отвязаться: “Ну что это такое, готова ли наконец лестница, долго ли будешь возиться? Если ты мне завтра ее не покажешь и не впустишь меня в кузницу, то прикажу ломать дверь”. Кузнец видит, что дело плохо. Как начал, бедняга, ковать с самого вечера, так земля загудела, всю ночь в имении никто глаз сомкнуть не мог, в ушах у всех так и звенит. А подойти к кузнице страшно: кто его знает, кто там так расшумелся? К утру лестница была готова. Она вышла из кузницы своим ходом и двинулась к замку, как черный туман. А потом туман рассеялся, заря как раз занялась, и. лестница заиграла блеском серебра и алмазов. Вышел барин и руками всплеснул: вот так диво дивное! С той поры он этой лестницей нахвалиться не мог, потому что другой такой на всем свете не сыскать. Гляди да гадай: как она выкована? Но понять этого нельзя. Нынче, если какой-нибудь кузнец хвалит свое мастерство, достаточно спросить: “А лестницу в Злеках видал? Такую выкуешь?” Он язык-то и прикусит. Ведь это чудо из чудес, и каждый может им полюбоваться.

АПУКАЛНСКАЯ ЦЕРКОВЬ

Бог входит в дверь апукалнской церкви, а черт сидит позади органа и записывает своих почитателей. Всех людей, которые во время богослужения вертятся, смотрят по сторонам или болтают, черт записывает на лошадиной шкуре.
Однажды таких, которые роптали на пастора, было очень много, и одной шкуры черту не хватило. Он в тот день еще с двух лошадей, содрал шкуры и обе целиком исписал именами.

ОРГАН ДУНДАГСКОЙ ЦЕРКВИ

Жил в Дундаге человек простого звания. Он построил чудо-орган. Когда на нем играли, вся церковь звенела, а если нажать один из клавишей, то выходили два ангела и вторили органу пением. Господа злобствовали, что простой крестьянин создал орган, какого и немецким мастерам не сделать. Ему не то выкололи, не то выжгли глаза, так что он доживал жизнь слепцом. Почуяв близость смертного часа, он попросил проводить его в церковь, чтобы в последний раз хоть коснуться своего творения. Привели его. Он сел к органу, вынул несколько клавишей: орган потерял звучность, и ангелы перестали выходить. Господа приглашали мастеров из далеких земель, но никому не удалось починить орган.
Это, говорят, истинное происшествие.

КАК В КРИМУЛДЕ СТРОИЛИ ЦЕРКОВЬ

В крепостные времена среди дворовых людей имения Кримулда как-то пошел слух о том, что на Курмишской горе у реки Гауи будут строить церковь. Вскоре и впрямь начали возить туда камни и закладывать церковь. Но вот беда: что за день построят, то за ночь разрушается. Поставили стражу, но толку мало: сторожей одолевал сон, а когда они просыпались, то все камни были снова сброшены со склона горы. Собрались мудрые люди и решили, что место непригодно под церковь, надо выбрать другое. Чтобы снова не попасть впросак, погрузили камни, запрягли волов и вывели их на большак: где они свернут с дороги, там церкви и стоять. Шли-шли волы и свернули на зеленую лужайку пощипать траву. Там и воздвигнута кримулдская церковь.

ПРО ЛЕСТЕНСКУЮ ЦЕРКОВЬ

Лестенская церковь воздвигнута давным-давно. Строить ее было очень трудно, потому что мешала нечистая сила: что каменщики за день сложат, то злой дух за ночь разрушит. Стали в народе поговаривать, что надо бы замуровать в стену человека, может, злой дух тогда от церкви отступится. Вот однажды после воскресной проповеди пастор велел всем мужчинам бросить в кучу шапки, а женщинам - головные платки. Из этой кучи пастор выбрал одну шапку и один платок и сказал: тех, кому они принадлежат, надо замуровать в церковную стену. Шапка была каменщика, а платок - одной девушки. Их заковали в цепи и замуровали в стену, как раз против алтаря.

ПРО ЛЕСТЕНСКУЮ КОЛОКОЛЬНЮ

На лестенской церкви когда-то была очень высокая колокольня, которая вводила в заблуждение рыбаков на море. При каждой беде рыбаки кляли церковь: “Разрази ее Гром!” Гром внял мольбам рыбаков и ударил в колокольню. Лестенский барон отстроил было ее заново, но едва колокольню восстановили, как Гром снова ее поразил. И так раза четыре Гром все ударял по колокольне. Барон диву давался: и почему это Гром все в колокольню метит? Но вот однажды заехал к нему рыбак с моря и рассказал, почему Гром ее поражает. С той поры перестали ставить колокольню со шпилем, церковь осталась приземистой: барон боялся, как бы Гром, рассердившись, не вздумал поразить его самого.

СТРОПТИВЫЙ КОЛОКОЛ

В старину в реке Малая Югла, как раз против хутора Галодзини Сунтажской волости, был глубокий омут. На дне его виднелся огромный колокол верхушкой кверху. Из-за глубины омута колокол никак не удавалось вытащить из реки, хотя многие пытались это сделать. Так он там и лежал сотни лет. Но вот как-то в воскресный день купальщики решили вытянуть этот колокол, обсудив сначала, куда его повесить. Решили подарить церкви. На лодке въехали на середину омута и длинным шестом начали нащупывать колокол. Едва шест коснулся колокола, как он сам всплыл на поверхность воды. Сбежались люди, среди них были дворовые, и крепкими веревками притянули колокол к берегу. И вот разгорелся спор: одни говорили, что колокол надо отдать церкви, другие, главным образом дворовые люди - кучера, старосты и прочие - хотели повесить колокол в имении, чтобы созывать людей на работу. Спорили-спорили, а колокол спокойно лежал и слушал. Но тут подъехал барон (помещик) и кричит: “Этот колоколь есть моя!” Никто не посмел ему перечить, все согласились отдать колокол барону. Но тут колокол - раз-два! - плюхнулся в омут, только брызги полетели. Так он и скрылся под водою на веки вечные.

УЙГУРСКАЯ ЦЕРКОВЬ

В уйгурской церкви - не в той, что стоит в Унгуре ныне, а в прежней, про которую я хочу рассказать, - шло богослужение. Пожаловал и управляющий имением, привязал лошадей к коновязи, входит в церковь, а богослужение уже началось. Ужасно управляющий обозлился, что без него посмели начать богослужение! И заорал: “Это еще что за новости, черт бы вас побрал!” А черт и рад стараться: всех забрал, да и управляющего не пощадил. Напустил на церковь сверху целое озеро - вот они все и потонули вместе с церковью. С той поры в имении появилось озеро, очень глубокое. Говорят, что в ясную погоду, при спокойной воде, на дне озера можно разглядеть церковь. А если в троицын день плыть по озеру в лодке, то будто и богослужение слышно. Правда это или нет - не знаю.

КАК НЕМЦЫ КУПИЛИ ЗЕМЛЮ ПОД РИГУ

В древние времена немцы задумали построить Ригу, а земли у них не было: она вся латышам принадлежала. Немцы и так и сяк уговаривали латышей продать им землю, но латыши - ни за что! Тогда немцы пустились на хитрость. Просят: “Сколько одной бычьей шкурой затянем, столько и продайте”. Думали-думали латыши - чего же там, ведь это немного! Ладно, продали за сходную цену. А немцы что? Они не цельную шкуру растянули, а нарезали ее на множество узеньких полосок, связали эти полоски, тянут шкуру и окружили большой кусок земли. Латыши сердились и роптали, а немцы им: “Уговор дороже денег!” Ничего латыши не могли поделать, пришлось им смириться. Вот какой величины была древняя Рига.

КАК РИГА СТРОИЛАСЬ

В глубокой древности в Риге, там примерно, где нынче городской канал, в Даугаву впадала речушка Ридзиня. Когда людям надо было переправляться через эту речку, то их на своих плечах переносил Великан, потому что ни моста, ни парома не было. А жил Великан в пещере возле Карловых ворот, вблизи укреплений. Однажды в темную-претемную ночь Великана разбудил громкий зов. Великан поднялся, но в темноте ничего не мог разглядеть. Он засветил фонарь и озарил ночную тьму. На другом берегу Великан увидал нищего мальчика. Мальчик горько плакал и просил перенести его через реку. Великан перешел речку, посадил мальчика на плечо, принес его в свою пещеру и постелил ему постель. На утро ребенок исчез, а его ложе превратилось в чистое золото, которое Великан хранил в большой бочке. Вскоре Великан умер; на его золото был построен город Рига. Приблизительно в том месте, где находилась пещера, поставили памятник Великану с ребенком на плече.

ЛИЕПАСМУЙЖА

Там, где ныне имение Лиепасмуйжа, в прежние времена были крестьянские хутора - Лиепини, Ерцини и Малыни. Хозяева должны были посылать своих работников на барщину в имение Каугури. Хуторяне рассказали другим работникам, что у них даже поздней осенью никогда не померзают хлеба. Об этом прослышал барон. Когда осенью у барона хлеба померзли, он послал старосту в те хутора - проверить, правду ли говорили работники. На хуторе Лиепини жил в то время немой крестьянин, высокий и очень сильный, по имени Том. Он хотел избить старосту, но тот удрал. Пришел к барону и докладывает: правильно, мол, не померзают хлеба. Барон тотчас дал приказ выбросить хуторян из домов, хутора снести, а на их месте построить имение. Так и сделали. Новое имение было названо Лие­пини.

УДРАЛЫ

Название хутора Удралы Крустпилсской волости Даугавпилсского уезда пошло от слова “удирать”. В старые крепостные времена в Крустпилсе жил строгий господин. Слугой у него был женатый человек по имени Янис. Он день и ночь думал о том, как бы вырваться из неволи и трудиться на самого себя. Ему пришла в голову счастливая мысль - удрать. И в одну прекрасную ночь он удрал. Господин объявил награду за поимку слуги, но все напрасно. Янис ушел от города Крустпилса верст за пять, поставил в лесу избенку и зажил там со своей женой. Однажды господин затеял в том лесу охоту и загонщики набрели на избенку Яниса. Что делать? Янис насыпал в пасталы земли из своего огорода и пошел в Крустпилс. Господин велел Янису поклясться, что он никогда не покинет землю, на которой стоит. Янис дал клятву, а потом показал господину землю из своего огорода, на которой он стоял. Господин от всего сердца посмеялся остроумию Яниса и отпустил его на волю. С той поры появилось селение удравшего Яниса, откуда и пошло название Удралы.

УРАНАЖИ

В Калнцемпской волости есть хутор по названию Уранажи. До шведско-русской войны этого хутора не было. Когда разразилась война, там прошли большие бои. Русские выбивали оттуда шведов. Русская часть, которая попала в окружение, к вечеру вырвалась и поспешила к своим. Увидав русских там, где ныне хутор Уранажи, воины закричали: “Ура! Наши!” Отсюда пошло название хутора - Уранажи.

ДРЕВНЯЯ ГРОБНИЦА

В Бучауской волости возле хутора Вирдиени находится древняя гробница; предание гласит, что она поставлена около тысячи лет тому назад после братоубийственной войны. Однажды утром два латышских полка вышли навстречу врагу. Был густой туман. Из-за тумана один из полков оторвался и ушел намного вперед, но врага не встретил. Воины подумали, что враг, наверно, незамеченным прошел мимо них, и повернули. Подошли к месту, где теперь хутор Вирдиени. Тогда там рос кустарник. Туман был все такой же густой. И вот столкнулись оба братских полка. Они не узнали друг друга в густом тумане и вступили в бой. Братья храбро сражались друг против друга. Когда наконец рассеялся туман, с каждой стороны осталось в живых всего по несколько человек. Братья увидели, какая стряслась великая беда, но ее уже ничем нельзя было исправить - убитые лежали навалом. Вся земля вокруг стала красной от пролитой крови, на много верст реками текла братская кровь. Живые похоронили своих братьев и разошлись в разные стороны, чтобы никогда больше не встречаться. Враг без боя захватил их селения и имущество, а людей, которые остались в живых, обратил в рабство.

САКСОНСКОЕ БОЛОТО

Саксонское болото - историческое место, находится оно в Сникерской волости Елгавского уезда, ближайшая станция - Бене. Если ехать по шоссе в сторону имения Спикере, то верстах в трех от Бене начинается луг, называемый Лапе. Этот заболоченный луг тянется несколько верст и лежит посреди Саксонского болота. Предание о том, почему оно так называется, я слышал от стариков.
Однажды разразилась война между латышами и саксонцами, ими в то время правила королева, ужасная женщина. Очень воинственная, сильная и жестокая. Ну, в тот раз, значит, латышей разбили. Они разбежались кто куда - одни в леса, другие по оврагам. А саксонцы ходили по хуторам и убивали людей. Сама предводительница тоже ходила из дома в дом - кто ей в лапы попадется, тому в живых не быть! У королевы был огромный седой жеребец; никто, кроме ее самой, к нему и подступиться не смел. Вот однажды скачет она в дождливый и студеный осенний день, очень продрогла. Въехала на хутор, а там как раз батрак растапливал ригу. Батрак услышал стук копыт и с перепугу залез на печь. Саксонская королева подъехала к риге, привязала коня, заходит. Села к печи греться. Батрак со страху трясется, сойти с печи не смеет: знает, что в живых не быть. Но рига полна дыма, батрак не стерпел, начал чихать. Она греется и покрикивает: “Шкиц! Шкиц!” - думает, что чихает кошка. Батрак, задыхаясь в дыму, схватил полено и швырнул королеве в голову. Та упала. Он соскочил с печи, выхватил саблю и заколол королеву. Конь, дожи­даясь наездницы, забеспокоился, ржет, копытами землю роет. Хуторяне испугались, как бы саксонцы не услышали, взяли да и прикончили жеребца. Недалеко от хутора в лесу было болото, там и захоронили саксонскую королеву и ее коня.
Много ходит преданий о привидениях в Саксонском болоте. Там, говорят, бой был между латышами и саксонцами. В болоте можно и древние сабли найти и другое военное снаряжение.

КАЗУМДУРУМ

В старое время в здешних местах воевали поляки с русскими. Однажды поляки расположились лагерем в ригах имения Кейпене, намереваясь разграбить всю Ватранскую волость. Ватранцы, узнав об этом, укрылись в лесах. Только одного хозяина, старого Цауне, не было дома: он уехал в Ригу. Когда он вернулся домой и начал распрягать лошадь, то увидал, что по дороге скачет отряд солдат. Ста­рый Цауне испугался и зарылся в солому на верху риги. Но солдаты заметили, что тут был человек, и стали его искать. Осмотрели все углы, взобрались на ригу, тычут штыками в солому, но старого Цауне не нащупали. Слезли, еще раз обшарили все углы, нигде старика не нашли. Опять полезли на ригу, пуще прежнего ворошат солому штыками - нашли все-таки старика! Спрашивают: “Как звать?” А он им в ответ: “Казумдурум!” Солдаты забрали все имущество и погрузили на возы. Старого Цауне тоже посадили на воз и, когда все было погружено, поехали к своему лагерю. Уже вечерело; покуда ехали, и вовсе стемнело, а путь лежал через густой лес. Когда проезжали лесом, старый Цауне втихомолку сбрасывал с воза караваи хлеба и куски мяса. А потом и сам убежал в лес. Солдаты ничего не замечают, едут дальше. Старый Цауне подобрал сброшенный хлеб, мясо и припрятал все это в надежное место. Можно, бы жить, но коня страсть как жалко: его солдаты увели. А жаль ему коня потому, что тот очень понятливый: как только старый Цауне свистнет - конь в ответ тихо ржет.
Ночью старый Цауне решил: будь что будет, либо жить, либо помирать, но коня выручать надо! Пошел он в Кейпене, к польскому лагерю, а там все солдаты спят. Лошади привязаны снаружи, но его коня нет. Осмотрелся старый Цауне и видит, что еще и на гумне есть лошади, но перед входом на гумно спят солдаты. Как туда забраться? Ничего не поделаешь, старый Цауне потихоньку перелез через спя­щих солдат и благополучно забрался на гумно. А узнать своего коня не может: они тут все одной масти. Он свистнул тихонько - конь заржал. Старик кинулся к своему коню, отвязал его, одним махом вскочил на него и давай бог ноги! Перескочил через спящих солдат и поскакал к лесу. Поляки проснулись, стали догонять, крича: “Казум-дурум! Казумдурум, постой, погоди!” А Цауне и ухом не ведет - скачет во всю прыть. Поляки было погнались за ним, да ищи ветра в поле! Стреляли, говорят, ему вслед, но ни одна пуля его не взяла.
Вот так-то старый Цауне увел своего коня от поляков. На хлебе да на мясе, что он с воза сбросил, старый Цауне продержался в лесу, пока не откатились бои.

КРАСНЫЙ РУЧЕЙ

Километрах в двух к востоку от яунпиебалгского кладбища, в лесной чаще есть прогалина. Лесной полянкой ее, пожалуй, не назовешь - она и не топкая, и не болотистая, и кустарником не поросла. Прогалина сухая и ровная, совсем без зарослей. Только южная окраина ее топкая, там, словно бы из-под земли, вытекает маленький ручеек. Он вьется по лесу, понемногу набирая силу, и наконец впадает в Гаую. Этот ручеек на лесной прогалине местные жители называют Красным ручьем. Откуда пошло такое название, мне рассказала моя бабушка.
В шведскую войну на этом месте разыгралась знаменитая битва между шведами и латышами. Шведское войско было разбито наго­лову, потому что в те времена здесь было очень топко, шведская конница увязла, и большинство шведов было перебито. Погибших людей и лошадей было так много, что кровь текла, как вода, и образовала вот этот ручей. Погибшие остались на месте, трупы сгнили, прах перемешался с топкой луговой почвой. Луг высох и стал очень плодородным, только деревья на нем не росли и не растут по сей день. С того времени ручеек на прогалине называют Красным.

ВОСПОМИНАНИЯ О ШВЕДСКО-РУССКОЙ ВОЙНЕ

Старики знают много преданий о так называемой Северной войне. Жестокие бои развернулись неподалеку от яунпиебалгского кладбища. Шведы стояли там, где ныне проходит железнодорожное полотно. Лагерь русских был на том месте, где теперь хутор Пуки. Русское войско вел в бой сам Петр Великий. Битва началась ранним утром. Верх брали то шведы, то русские; победу все же одержали русские.
Ужасно было поле боя после битвы! Небольшой лесной ручей окрасился кровью, поэтому его с той поры прозвали Красным ручьем. К югу от железной дороги возвышается холмик. Предание гласит, что под ним покоится шведский генерал, похороненный с золотой саблей и серебряным щитом. Его убил русский солдат. Для могилы своего генерала шведские воины носили песок шапками. А чтобы землю не размыло, они к песку подмешали уголь.

КРОВАВОЕ ОЗЕРО

В Медзуле, неподалеку от реки Огре, в огрском бору, лежит небольшое круглое озерко. Местные жители называют его Кровавым озером. Старики рассказывают, что в прежние времена этого озерка тут не было, а была в лесу большая впадина. Озеро образовалось в шведско-русскую войну. Здесь, в лесу, жестоко бились русские со шведами. Павших было с обеих сторон без счету, кровь текла ручьями и поднималась коням по шею. Кровь противников - русских и шведов - слилась воедино, заполнила лесную впадину и образовала озеро.
В озере по сей день не водится рыба. Туда и купаться никто не ходит. На солнце вода в озере кажется совсем бурой, как кровь.

КУЗНЕЦ ШКИБУСТ

Семь лет русское войско стояло под городом Цесисом, но никак не могло захватить крепость. У русских уже и еды никакой не стало, хоть зубы на полку клади. А шведы каждое утро выводят на крепостной вал козла с золоченными рогами, на рога крендели нанизаны. Вот какие шутники эти шведы! Козел прогуливается по валу, а русским есть нечего. Глядят на козла, у самих слюни текут. А все потому, что в цесисской крепости было три подземных хода: один вел в лес, к Пубулинскому пригорку, сразу за крепостным валом; второй - в Арайши, а третий в Цесвайне. Этими ходами шведы приносили себе все, что нужно. Русские про это не знали, да и откуда им знать!
Однажды к русским пришел кузнец с хутора Шкибусты: хотят ли, мол, русские, чтобы он провел их в крепость? А почему бы им не хотеть! Вот этот Шкибуст, кузнец, в ветреный день залез в сноп соломы и снопом покатился по ветру к воротам крепости. Шведы видать ви­дят, а что к чему, не понимают. Русские - те знают! Шкибуст подкатился к воротам, снял восковой слепок для ключа и по ветру покатился прочь. Когда ключ был готов, Шкибуст таким же образом опять подкатился к воротам, отпер их и впустил русских в город. Шведы как раз выходили из церкви и ведать не ведали, что русские уже в городе. Ну, тут русские их били, так били, что кровь лилась ручьями, в сапоги набиралась.
Шкибуст от русских получил хутор, на котором он жил. Хутор и по сей день называется Шкибусты.

КАК БЫЛА ЗАВОЕВАНА РИГА

В старину Ригу не могло завоевать ни одно войско. В Риге правила женщина, а она была ведьмой. Русские много раз пытались завоевать Ригу: и подкопы рыли, и приступом шли, но все тщетно. Женщина, правительница, превращалась в сороку и, кружась, губила чуть не все войско.
Русский царь хотел было отступить, но тут к нему подошел солдат по имени Петр и говорит: “Я бы мог завоевать Ригу, но тогда мне через три дня помирать. Эта сорока, что тут кружит над нами, не дает нам победить. Она правительница Риги. Если ее убить, Рига сдастся. Но мне тогда смерть!” Русский царь сулит солдату и его родным несметное богатство, если он убьет сороку. А солдат в ответ: “Нет у меня ни детей, ни родни - один я одинешенек. Но если ты, царь, обещаешь воздвигнуть церковь и назвать ее моим именем - Петровой церковью, то я застрелю сороку. Для этого мне нужны девять серебряных пуль, каждая в три раза тяжелее другой, и пусть на них будут начертаны по три знака”. Царь все обещал выполнить, лишь бы завоевать Ригу. Солдат говорит: “Нужно еще раз идти приступом на Ригу, чтобы сорока вылетела нам навстречу, а не то как ее пристрелишь?” Царь ему дал все, что надо, приказал идти приступом на Ригу, а сам смотрит: что-то из всей этой затеи получится? Сорока вылетела. Петр выстрелил по ней, а сорока - по нему. Обе пули, Петрова и Сорокина, столкнулись. По второму разу выстрелили - пули снова столкнулись, но Петрова пуля чуть потеснила Сорокину. Третья Петрова пуля оттолкнула Сорокину пулю подальше. И каждая следующая его пуля все дальше и дальше оттесняла пули сороки. Обе последние пули попали ведьме в сердце, она упала и кончилась. Рига сразу сдалась.
Царь повелел воздвигнуть церковь и назвал ее именем солдата-победителя - Петровой. Эта церковь стоит в Риге и по сей день.

КАК ПЕТР СПАС РИГУ

Это было тогда, когда шведы, воюя с русскими, захватили Ригу. Петр оделся нищим и, -никем не узнанный, отправился в город, на разведку. Он проголодался и пошел искать пищу. Идет вдоль шведских пороховых складов, осматривается. Заглянул в окно и видит, что возле порохового склада горит свеча: шведы готовились покинуть Ригу и поставили горящую свечу для того, чтобы от нее взорвался порох и разрушил Ригу. Нужно бы Петру спешить к своему войску, но ведь и подкрепиться тоже надо, вот Петр и зашел на кухню. Кухарка, приметив, что под убогим отрепьем нищего словно звезды мерцают, догадалась, что он, наверно, царь, и пошла рассказать шведскому полководцу. Шведы бросились искать Петра. Но он уже вышел из кухни и, увидав на тележке мусорный ящик, залез в него, чтобы вместе с мусором и его вывезли из Риги. Петра вывезли, а шведы ищут его по всему городу! Петр поспешил к русскому войску и повел его на Ригу. Прежде всего он поскакал туда, где горела свеча. Она почти догорела, и огонь уже подбирался, к пороху. Петр успел погасить свечу и спас Ригу от разрушения.
Когда Петр во главе войска мчался верхом, чтобы погасить свечу, то у коня отлетела подкова. Петр скакал так быстро, что подкова взлетела кверху и через окно попала в комнату на третьем этаже.

РУССКИЙ ЦАРЬ ПЕТР В ВИДЗЕМЕ

В стародавние времена русский царь Петр повздорил с видземскими баронами и пригрозил: “Я в Прибалтике ничего не оставлю, кроме воды, земли и камней!” Но, первый раз придя сюда с войском, Петр потерпел неудачу. Придя во второй раз, Петр сказал: “Преследовать никого не буду, но кто попадется мне в руки, того не пощажу”. И на этот раз Петр не одержал победы. Придя в третий раз, Петр заявил: “Пусть пастух спокойно пасет свое стадо, пусть пахарь пашет свою пашню! Я никого не трону. А если бог мне поможет, то я из этого края возьму себе жену”.
В тот раз войско подошло к крепости Лиелварде. Она была хорошо укреплена валами и рвами, и войско нападало безуспешно. Но однажды ночью русские натаскали земли в шапках и в полах шинелей, насыпали так называемый Круглый холм и на рассвете начали с него обстрел из пушек. Это помогло: стены крепости рухнули, немки, воздев руки к небу, побежали в Даугаву топиться. По сию пору в полночь в окнах древнего замка видны утопленницы, расчесы­вающие волосы.
А царь Петр отдал приказ, чтобы к нему явились латышские девушки с особыми приметами. У одной девушки, Катрины, были сережки. Ее он и выбрал себе в супруги. Эта девушка жила на хуторе Мазие Сталдаты. Когда царь выбрал ее в жены, то на реке Огре, против хутора Лиелие Сталдаты, для нее поставили купальню. Балки от этой купальни были там видны еще совсем недавно.
Через несколько лет Катрина прислала из Петербурга письмо своим родичам в Лиелварде, чтобы ехали к ней, в Петербург. Но все ее родичи уже перемерли. Только одна родственница еще была в живых. Она пошла с письмом к пастору, чтобы он ей прочитал, что там написано. Пастор заглянул в письмо - и бросил его в печку.

ОЛЕНЬЯ ТРОПА

К юго-востоку от Денежных гор во времена шведов простирались обширные заболоченные луга и трясины. Путь через трясину по так называемой Оленьей тропе знали только местные жители. Отклониться хоть на шаг в сторону от тропы означало увязнуть в трясине.
Когда вражеское войско заняло Калнамуйжу, обитатели окрестных хуторов Оленьей тропой перегнали свой скот и перенесли имущество на Лужненские луга. Изредка они посылали кого-нибудь домой в разведку. Однажды послали мальчишку - посмотреть, что там делается. Мальчик пришел на хутор; вдруг прискакали чужие всадники и знаками спрашивают его, где все жители. Мальчик понял, что не ответишь - убьют, и повел их. Сам пошел впереди, а всадники за ним верхом. Но едва они вступили на Оленью тропу, как мальчишка побежал со всех ног. Солдаты, поскакав за ним, увязли в трясине вместе с лошадьми. Когда война кончилась, хуторяне вернулись домой. В тихие предвечерние часы им часто слышалось в трясине бряцание оружия - словно там всадники скачут.

САБЛЯ ШВЕДСКОГО КОРОЛЯ

У яунпилсской церкви, в красивом саду, стоит роскошный склеп. Рассказывают, что в этом склепе покоятся останки знатного рода Рекков. В одной из комнат Яунпилсского замка хранится старинное оружие. Вам покажут саблю, которую один из предков этого рода, по имени Матис, в 1605 году в бою при Саласпилсе отобрал у шведского короля Карла XI (IX). В народе сохранилось предание о том, что этот Матис мог ходить и скакать по воде, словно по суше. Однажды он повел свою конницу на войну. Подошли к Даугаве. Матис велел всадникам смело скакать вслед за ним не оглядываясь. С Матисом во главе они бросились в Даугаву. Лошади не тонули, вода несла их поверху. Подковы стучали, словно по мостовой. Но один всадник оглянулся - и сразу утонул вместе с лошадью. Матис только проворчал: “Он, видно, с утра забыл умыться, вот его и умоют волны Даугавы! ..” .

РАССКАЗ ПРО ШВЕДСКИЕ ВРЕМЕНА

Дзервенские старики часто рассказывают про шведские времена. Как-то раз шведские воины ночевали на одном хуторе. Смелые дзервенские женщины и девушки обварили спящих кипятком. Только шведский кронпринц спасся от смерти, убежав без шапки. Удирая, он поклялся, что когда-нибудь непременно вернется за своей шапкой и отомстит этому хутору. Жители Дзерве часто говорят: “Не спешат что-то шведы за шапкой своего королевича!”

ПРО ШВЕДСКИЕ ВРЕМЕНА

Это было давным-давно, в шведские времена, когда шведы воевали с русскими. Никто в Курземе не хотел шведской власти. Однажды женщины Злекской волости - старые и молодые, матери и невесты - собрались в корчме Плосту. Эта корчма стояла на злекском большаке, там, где нынче хутор Гайсини. Все женщины принесли с собою цветы. Бросая цветы в реку Венту, они приговари­вали: “Если цветы поплывут против течения, то шведы из Курземе уберутся!” Так и случилось: цветы поплыли против течения. Обрадованные женщины разошлись по домам. Вскоре шведы и впрямь ушли из Курземе.
Мне об этом рассказала одна древняя старушка, когда я была маленькой девочкой. А произошло все это тогда, когда этой самой старушке было лет пять от роду: тогда мать взяла ее с собою к Венте - бросать цветы. Старушку звали Старой Гриетой.
Вот и все, что я могу рассказать про шведов.

МОЖЖЕВЕЛОВЫЙ ПЕНЬ

Возле нынешней Ренценской волостной начальной школы когда-то рос высокий можжевельник. Шведский король, покидая Латвию, воткнул у обочины дороги можжевеловый прутик и сказал: “Если прутик пустит корни - значит, мне этого края больше не видать. А если он не примется - то я когда-нибудь снова отвоюю этот край”. Прутик вырос и стал большим можжевельником. Пень этого можжевельника там и сейчас виден. А шведский король не вернулся.

ПРО СЕВЕРНУЮ ВОЙНУ

Во многих преданиях земляной вал в Умургской волости связывают с событиями Северной войны. О сражении у этого вала предание гласит, что наиболее жестоким оно было между имением Калнмуйжа и корчмой Ажа (кроме шведских солдат на защиту калнмуйжских укреплений были поставлены крестьяне из окрестностей Лимбажи и Вайнижи). О том, что здесь шла яростная битва, свидетельствует большая братская могила русских воинов за корчмой Ажа. Последний бой тут разыгрался, когда с моря надвигалась гроза; шведы решили этим воспользоваться и двинули на русских все свои силы. Попав в критическое положение и не предвидя ничего доброго, русские ссыпали все свое золото и серебро в большой глиняный гор­шок, который зарыли в бруствер. Гроза (по некоторым рассказам, после грозы был град) прошла над полем боя и, повернув обратно к морю, ударила в лицо шведам таким ливнем, что вынудила их бежать. Русские, видя, что шведы бегут, пустились в погоню, на радостях позабыв о зарытом горшке с деньгами. Этот клад и по сей день хранится в земляном вале, надежно оберегаемый павшими в бою русскими воинами.
Каждому, кто уснет неподалеку от зарытого клада, во сне является русский солдат, приказывая уйти. К тому же люди, которые во сне говорили с русским солдатом, очень скоро забывают, где они спали.
Однажды рядом с кладом спал нищий. Во сне ему явился русский генерал. Он сказал, что как раз в том месте, где нищий спит, зарыт клад, и разрешил его откопать. Нищий проснулся и побежал к соседям за лопатой. Никто не дал ему лопаты. От быстрого бега нищий переутомился и умер. Так что зарытый клад и сегодня еще хранится в защитном вале русских солдат.

БЕДЫ ВОЕННОГО ВРЕМЕНИ

Две беды в прежние времена сопутствовали войне - мародеры и чума, от которых трудно было уберечься. Мародеры шли впереди вражеского войска, разоряли хутора, убивали скот, сжигали постройки. Народ спасался от них в болотах и лесах. Иногда мародеры, скинув солдатскую одежду, переодевались женщинами, чтобы легче подступиться к людям. А после войны всегда являлась Чума, верзила в черном платье. Иногда Чума принимала обличье животного. Кто отвечал на ее вопросы или, по неразумению, сам с нею заговаривал, тому пощады не было, и он на третий день умирал.

ЧУМА

Чуму, страшась смерти, перевез через Даугаву лодочник. Чума подошла к Даугаве с толстой книгой под мышкой, в которой значились имена всех, кому на роду написано умереть от чумы. Подойдя к первому перевозчику, Чума назвалась и попросила переправить ее на другой берег. Но лодочник был смелым человеком, не знал страха и отказался: не станет он такую беду переправлять на другой берег! Тут второй лодочник, который очень страшился смерти, подошел и говорит Чуме: если, мол, ему умирать не придется, то он согласен переправить Чуму через Даугаву. Чума, не будь дурой, прыг в лодку и говорит: “Греби на ту сторону, а уж в книге-то я погляжу!” Лодочник, думая, что они обо всем договорились, перевез Чуму. Оказавшись на другом берегу, Чума, как обещала, раскрыла книгу, поглядела и, пожав плечами, говорит перевозчику: “Ничего не поделаешь, дружище! Придется тебе помирать”. Лодочник отчаянно закричал и заплакал, а Чума ему говорит: “Не бойся: в благодарность за услугу, я пошлю тебе легкую смерть”.

БЕЗЖАЛОСТНЫЙ БАРОН

В Айзпутском уезде течет ручей, называемый Красным. Такое название ручью дали крепостные люди. Был там очень злой барон, который избивал крепостных до крови. Люди ходили к ручью умываться. Однажды барон так избил людей, что вода в ручье стала красной от крови. Вот он и получил название - Красный ручей.

ЖЕСТОКИЙ ГРОТУЗИС

Лет сто тому назад жил в Будбергском замке Гротузис. Он был очень жестоким человеком и избивал своих людей за малейшее ослушание. На берегу реки и по сей день бьет родничок, который зимой не замерзает, а летом не иссякает. Однажды Гротузис запряг в коляску девушек и поехал к роднику напиться. Напился и погнал их в гору, нарочно по самому крутому склону. Вечером снова запряг девушек, велит катать себя по парку. Измотал девушек вконец. Крепостные проклинали Гротузиса, предсказывая ему недобрый конец. Так и получилось.
Вот Гротузис заболел. Не спалось ему ночами. Бегает из комнаты в комнату и кричит: “Спасите!” - мол, давит его и душит. В ночь, когда ему помирать, вдруг как завопит в девять голосов! Дворовые люди разбежались кто куда. В замке стук, грохот, вой. Только после полуночи утихло. Но в замок войти никто не осмеливается.
Зашли утром, видят: окна распахнуты, двери полуоткрыты, кровати, столы и стулья опрокинуты. Гротузис лежит посреди зала врастяжку, закатив глаза. Уложили его в гроб. Но лишь только пробило полночь - Гротузис завопил, забегал по замку. Так повторялось много ночей подряд. Труп Гротузиса скрутили веревками, крышку гроба заколотили. Унесли гроб в склеп, к прочим покойникам. В Будбергском склепе и сейчас лежит этот скелет, крепко скрученный толстой веревкой.

ЛЕСТЕНСКИЕ ГОСПОДА - ОБОРОТНИ

В имении Лестене жил барон, у него было семеро сыновей. В народе их считали оборотнями. Случилось как-то истопнику поздним вечером топить ригу. И взбрело ему на ум нагрести в мешочек ржицы: темно, никто не увидит! Задумано - сделано. А домой ему ехать через кустарник. Вдруг - волки в кустах: один матерый, семь поменьше. Окружили истопника, не пускают, и все тут! Пришлось вернуться и высыпать рожь. Только тогда и смог проехать.

СТАРЫЙ ФИРКС

Лестенский барон, старый Фиркс, при жизни слыл великим колдуном, а как помер, то стал являться работникам и родичам. Однажды, поздним осенним вечером, истопник топил ригу, чтобы к утру просушить зерно. Сидит, печет репу - собирается ужинать. Вдруг слышит: на току начали молотить, да так, что вокруг все грохочет. Распахнулась дверь, и входит старый барон. Истопник ничего: пришел, ну и ладно! Барон бароном и остался, хоть живой, хоть мертвый. “Ты что тут делаешь?” - спрашивает барон. - “Что делаю? А вот - печь топлю”. - “А что ты там печешь?” - “Репу, барин”. - “Разве мяса у тебя нет?” - “Нет, барин! Где уж бедняку мясом лако­миться.”- “Ну, ладно, ладно! Ступай со мной в клеть!” Идут они. Едва подошли к клети, как дверь, которая и днем и ночью, всегда, бывало, на запоре, вдруг сама собою растворяется. Истопник от удивления рот разинул. Входят оба в клеть, барон берет большой кусок мяса. “Нож у тебя есть?” - “Нет, барин”. - “Ну, не беда”, - говорит барон. Открыл рот и вынул большой, длинный зуб, похожий на огромный нож. “Ах ты господи! Вот так зуб!” - воскликнул истопник в страхе. Едва он это произнес, как барон гневно закричал: “Ну, если так, то пусть тебя Иисус Христос мясом кормит!” И исчез из клети. Испуганный истопник кинулся к двери, а дверь, как всегда, на запоре, не выйти - хоть плачь, хоть кричи! Только на другой день выпустили его дворовые люди.

ЛИЕЛВАРДСКИЙ БАРОН

В Лиелварде жил очень жестокий барон. Все его боялись и убегали от него за версту. Куда бы он ни ехал, ни шел, его сопровождала черная тень. В народе эту тень называли чертом (старики и сейчас еще верят, что это и впрямь был черт). Когда барон умер, его труп забальзамировали, чтобы сохранить навсегда, и положили в гроб. В дроги впрягли шестерку вороных коней. Дорога была ровная, все лошади шли легко и не потели, а кони, которые везли гроб, еле плелись, все в мыле. Говорят, что на гробу сидел черт и держал в руках душу барона. Гроб внесли в склеп (он и сейчас стоит на лиелвардском кладбище). В этом склепе похоронены все лиелвардские и окрестные господа. Говорят, что с той поры, как там похоронен жестокий барон, вокруг склепа земля дрожит и камни прыгают. Вечерами там никто не осмеливается ходить.

ПУЗЕНСКИЙ БАРОН

Имением Пузе когда-то владел очень злой и жестокий барон. За всякий пустяк он порол и избивал своих слуг и даже прохожих, потому что дорога, дескать, принадлежит ему одному. Дошло до того, что люди, едва завидев его, пускались наутек.
Вдруг злой барон умер. Ночью лесничие сторожили его гроб. Ровно в двенадцать часов поднялся сильный ветер, барон выскочил из гроба и убежал в лес. Там его схватили черти и уволокли в чащу. В гроб положили дубовый чурбан, его и похоронили.

ПОДЛЫЙ САЛИЕНСКИЙ БАРОН

Имением Салиене владел барон, ужасный злодей. Сидит он, бывало, на коне, подняв руку, подзывает к себе работников и хлещет их по лицу, а пальцы у него унизаны перстнями.
Когда барон умер, его похоронили возле церкви. А рука пробилась из земли, я это сам видел. Над могилой поставили что-то вроде трубы, и в эту трубу спрятали торчащую руку.

БЕССЕРДЕЧНЫЙ ВИЙЦИЕМСКИЙ БАРОН

Имение Вийциемс находилось там, где ныне расположено кладбище. Владел имением барон Вольф. Ко всем праздникам барон задавал крепостным девушкам урок - напрясть столько-то тонкой пряжи. Девушек, которые не справлялись с уроком, в день рождения барона приводили в имение, привязывали за руки к столбам перед замком и обливали руки маслом. Барон созывал своих гостей, окрестных господ, а палачам приказывал поджечь руки девушек. Еще и до сих пор в определенные ночи на кладбище под ольхою светятся огоньки.
Слух о жестокости барона Вольфа дошел до царя Александра. Однажды, в день рождения барона, царь приехал в Валку и пешком пошел в Вийциемс. На берегу реки Гауи царь зашел в корчму выпить пива. Но в дни рождения барона входить в имение не разрешалось ни крестьянам, ни прохожим, а только гостям. Поэтому корчмарь доложил о незнакомце. Барон послал слуг взять прохожего. Слуги схватили царя и бросили в темницу, а из окна темницы был виден замковый двор. Когда палач собрался факелом поджечь девичьи руки, царь выбил окно темницы и стал кричать. Барон велел привести царя и спрашивает, кто он такой. Царь показал свои бумаги и приказал освободить девушек, а барона он наказал. С тех пор в имении девушек больше не пытали.

ЖЕСТОКИЙ ЕПИСКОП

У пилтенского епископа служила латышская девушка. Однажды у него пропала булка, и он обвинил девушку в краже. За это ее приговорили к повешению. Стоя под виселицей, девушка умоляла помиловать ее, потому что она не виновата. Но епископ не смилостивился. Тогда девушка попросила, чтобы ей позволили перед смертью помолиться богу. Епископ разрешил. За то, что ее, невинную, приговорили к смерти, девушка в молитве прокляла Пилтене: не процветать и не расти городу, покуда он не получит нового названия! После казни девушки булка нашлась: крысы ее затащили за ларь. Епископ понял, какое совершил преступление, да уже делу не поможешь!
Проклятье девушки сбылось, с тех пор Пилтене прозябает: старые дома ветшают, а новых никто не строит.

ЗЛОЙ СТАРОСТА

На хуторе Кукайни в Калнциемсе жил староста Кукайнис. Он был очень злой и избивал людей за всякую мелочь. Но вот староста помер. Унесли его в ригу. На другое утро хозяйка пошла в ригу и видит, что староста ходит. Хозяйка перепугалась и побежала звать народ. Приходят люди в ригу, а староста лежит в гробу, но живой. Понесли его обратно в дом, но только занесли в горницу - как он опять помер. Ну и снова понесли в ригу. Как внесли в ригу - он опять живой. Вот так и носили старосту из риги в дом да из дома в ригу целых три недели, пока он не помер окончательно. В народе говорили, что староста никак не мог умереть, потому что был очень злым.

ЛОБНЫЕ МЕСТА

Как и везде в старину, возле алойской церкви стоял позорный столб. Здесь пороли провинившихся крестьян. А иногда у позорного столба и вешали. Три воскресения подряд во время богослужений осужденный на смерть должен был в красном колпаке сидеть на позорном стуле. В последнее воскресенье его вешали при всем народе.
Некоторых осужденных казнили на Лобной горе, неподалеку от церкви. В назначенный день из Риги приезжал палач. Он скрывался в горной пещере, которую в день казни украшали зеленью. Осужденного подводили к пещере; взмах меча - и голова слетала с плеч. Народ никогда не видел палача, а только его красную мантию. Пока не увезут труп и не разойдутся люди, палач прятался, потом уезжал в собственной повозке.
Однажды к повешению присудили бедняка. В назначенный день, после богослужения, его вывели из церкви к позорному столбу. Он, будучи набожным человеком, попросил разрешения помолиться богу. Ему разрешили. Пока он молился, собрались грозовые тучи и полил ливень. Молния ударила в позорный столб. Осужденного отпустили на волю. Позорный столб с тех пор не восстанавливали и людей больше так не наказывали.

ЛОБНАЯ ГОРА В АЛСУНГЕ

Лобная горка находится у Басской дороги в полутора километрах к западу от Алсунги.
Такое название горка получила потому, что однажды, в крепостные времена, когда Алсунгой правил Шверин, здесь присудили к смерти двух алсунгских хуторян и здесь же приговор привели в исполнение.
В те времена за неповиновение барону хуторяне получали до тридцати ударов палками.
Два хуторянина, Спистикис и Чагалис, пешком отправились в Петербург к царю с жалобой на жестокого помещика. Их схватили по пути, привели в имение и заперли в риге. Потом отвели на Лобную гору (в ту пору там росли высокие толстые березы), согнали туда всех окрестных крестьян, и палач, на глазах у всех, отрубил хуторянам головы. Барон сам присутствовал при этом. После казни он сказал собравшимся крестьянам: “Вам надлежит повиноваться господам. А всех бунтовщиков ожидает такая же участь”.

ЛОБНАЯ ГОРА

Возле Альшванги находится Лобная гора. Существует предание о ней.
Шверин был господином с крутым нравом и за любой пустяк бил своих людей. Он ввел католическую веру и прогнал лютеран, поэтому у него появились враги как среди господ, так и среди крестьян. Несколько отважных юношей решили убить господина, но, но неизвестным причинам, им это не удалось. Узнав об этом, господин велел привести смельчаков и спросил, кто осмелился восстать против него. Наступила мертвая тишина. Наконец отозвались двое юношей: “Это мы!” Господин приказал отрубить им головы на Лобной горе. Одна из отрубленных голов трижды подскочила, восклицая: “Несправед­ливо!” Казненных здесь же и похоронили. На могильном холмике выросли две березы, а в их ветвях виднелись человеческие лица.
На вершине горы и сейчас растет несколько свилеватых корявых березок. Вот эти-то свили, вероятно, и породили в народной фантазии предание о лицах казненных людей.

ЛОБНАЯ ГОРА В МЕДЗУЛЕ

Пригорок возле имения Медзуле называют Лобной горой. В прежние времена там казнили крестьян. Происходило это так: рыли яму, в нее ставили живого человека и яму засыпали. Только голова оставалась поверх земли. Потом вели соху и лемехом срывали голову. Вот вам и весь суд! Лужайку у подножья пригорка тоже называют Лобной.

САЛАСПИЛССКАЯ ВИСЕЛИЧНАЯ ГОРА

Имение Саласпилс находится в Видземе, на берегу Даугавы, в 16 верстах от Риги. Хотя Даугава вообще-то считается границей между Видземе и Курземе, но Саласпилсскому имению принадлежало около 2000 пурных мест земли на Курземском берегу Даугавы. Вот на этом-то участке и находится Виселичная гора. Когда-то имением владели жестокие господа, которые за малейшую провинность безжалостно расправлялись с крестьянами. Однажды у госпожи затерялся шелковый платок. Поискав немного и не найдя платка, она обвинила одну из дворовых девушек в краже. Та не призналась и не вернула платка, поэтому ее присудили к повешению. В двух верстах от имения, на пригорке, соорудили виселицу и повесили молодую девушку. Но едва душа ее покинула тело, как примчался всадник с известием, что госпожа нашла свой платок: сама куда-то его сунула. Из-за этого случая пригорок на веки вечные получил мрачное название Виселичной горы.
Этот пригорок примечателен еще и тем, что в 1812 году здесь был военный лагерь.

ЛОБНОЕ МЕСТО В ПИЛТЕНЕ

В знойный летний день дочь барона, умываясь во дворе замка, сняла с пальца золотое колечко и положила на скамейку, рядом с собою. Умывшись, ушла в замок, позабыв о кольце. Его утащила в свое гнездо галка.
Девушка хватилась колечка, но уже не нашла его. А мимо как раз проходила кухарка. Девушка обвинила ее в краже кольца. Барон вынес приговор: повесить! Повесили кухарку на большой липе.
Перед смертью кухарка попросила разрешения помолиться в последний раз - и прокляла город Пилтене. Через несколько дней липу спилили и нашли на ней галочье гнездо, а в нем - пропавшее ко­лечко. Барон понял, что кухарку безвинно осудили, но было уже поздно.
А город Пилтене с той самой поры стал приходить в упадок.

ПТИЧЬЯ ГОРКА - ВИСЕЛИЧНАЯ ГОРКА

Было это давным-давно, когда нашим краем правили жестокие бароны, а крестьяне несли тяжелую барщину. Имением Скривери владел в ту пору очень жестокий господин, но еще бессердечнее был его староста. Старики верили, что он спутался с самим нечистым. Староста постоянно жаждал человеческой крови, и чуть что не по нему - избивал работников плетью. Но это было только начало. Со временем его кровожадность разгоралась все пуще. Он поставил на нынешней Птичьей горке виселицу. Мимо горки вела дорога, по которой крепостные шли в имение отбывать барщину. На горке вешали ослушников - прочим в назидание. Снимать повешенных можно было только, уплатив старосте несколько золотых талеров. Находились, правда, смельчаки, которые тайком, ночью, отваживались сни­мать несчастных и хоронить, но им приходилось худо: староста жестоко их избивал, а потом швырял на растерзание псам. Как он находил виновных - никто не мог понять, думали, что ему подсказывает черт. Людей, которые хотели и могли платить старосте за право хоронить повешенных, было мало. Вот и висели трупы, пока, сгнив, не падали в яму. В таком месте, понятно, кормилось множество птиц. Отсюда и название - Птичья горка. До войны в яме брали гравий и находили человеческие кости, так что одно время даже было запрещено брать оттуда гравий.
Жуткий рассказ!

ЛОБНАЯ ГОРКА

Недалеко от имения Зутени находится горка, которую называют Лобной. На ней в прежние времена казнили людей.
Когда-то в здешней волости был аптекарь-немец, большой охотник до девушек. Одна крестьянская девушка родила от него ребенка и пришла просить помощи. Немец выхватил из ее рук ребенка и ударом сапога прикончил его. А сам скрылся. Девушку обвинили в убийстве: никто не верил, что ребенка загубила не она. Из Кулдиги вызвали палачей. На горке, под виселицей, девушку избили до крови, только на лбу и на коленях осталась неповрежденная кожа. А в те времена был такой закон: если юноша наденет на девушку свою шапку, то есть пожелает на ней жениться, - то казнь отменяется. Молоденький - лет пятнадцати - мальчик подошел и надел на избитую девушку свою шапку, потому что пожалел ее. Девушка, однако, отказалась за него выходить: ведь он еще дитя, не понимает, что делает! Девушка долго хворала, думали - не выживет, но она все-таки оправилась.

КРОВАВЫЙ ЛОЗНЯК

За Лизумским замком лежит поляна, поросшая красным лозняком. Когда-то здесь было место пыток: в субботние вечера, когда работники возвращались с барщины, барон приказывал пороть их. Секли людей нещадно, земля пропиталась кровью. Поэтому здесь растет красный лозняк.

КРАСНЫЕ ПРИЗРАКИ

Неподалеку от литовской границы течет по лесу речка, которая местами не только широка, но и глубока. Возле мостика, называемого Чертовым, речка образует нечто вроде большого пруда с отвесными берегами. Через мостик ведет полузаросшая дорога, по которой мало кто ходит. Дело в том, что мостик проклят - там водится не­чисть. Вот и остерегаются люди по нему ходить или ездить. А если кто и отважится, то прибегает бледный, дрожащий. Только то и может сказать, что в лунном свете красные призраки по мосту мелькают.
Правда это или нет - как знать! Но не было никого, кто бы не видал этих призраков: хоть один да перебежит дорогу. А в безлунные ночи там блуждают огоньки, вроде волчьих глаз.
В старину на этом мосту допрашивали тех, кто, провинившись перед помещиком, отрицал свою вину. Крестьянину скручивали руки за спину и на веревке опускали его в воду. Если несчастный тонул, то его признавали невиновным. А если не тонул, значит - виноват! На волю таких не отпускали, а куда они девались - никто не знал. Много-много потоплено там невинных людей! Если некому было помолиться за утопленников, то слеталось множество сов. Пытки и крики людей сопровождались жуткими стонами сов. Это было так страшно, что далее палачи не могли больше выносить стонов, сверкания совьих и волчьих глаз и перестали пытать здесь людей.
Когда в последний раз сюда вели казнить человека, как раз речка вышла из берегов и деревья стояли в воде по самые ветви. Уже издалека палачи услышали ужасный крик сов и воронья. Они остановились и хотели повернуть назад, но управляющий пригрозил их самих утопить за ослушание. Все бы обошлось, но едва крестьянина опустили в воду, как совы со страшным криком накинулись на управляющего и выклевали ему глаза. Все в страхе разбежались, остался только староста: веревка, которую он держал, обвилась вокруг его рук и он не мог высвободиться. Совы так его истерзали, что, когда он наконец добрался до дому, его и узнать нельзя было. Он в ту же ночь умер в страшных муках, не вымолвив ни слова.
А веревка зацепилась за сук, и, когда вода спала, утопленник повис на дереве. Случайно проходила мимо девушка. Увидев утопленника, висящего на дереве, она потеряла рассудок.
В лесу развелось много лис и волков, которые искали мертвечину. Сумасшедшая девушка целыми днями бегала по лесу и нередко приходила к мосту. Однажды ее почуяли волки, спасаясь от них, девушка прыгнула в омут, где темная вода, тихо кружась, колышет белые водяные лилии…
Красные призраки, вероятно, не что иное, как лисы, которые шныряют ночами. Однако мост и по сей день называют Чертовым, веря, что по нему бродят души замученных здесь людей.

КАК ЧЕРТИ УТАЩИЛИ БАРЫНЮ

В имении Занте захворала барыня. У нее в служанках была девушка по имени Запа. Вот Запа видит: вошли к барыне двое господ - сами черные, манишки белые, поговорили с барыней и вышли. Господа приходили три дня, подряд. На третий день барыня поднялась, нарядилась невестой и ушла с господами - они впереди, а она за ними. “Запа, неси мой шлейф!” - приказала барыня и повторяла эти слова у каждого порога. За третьим порогом, где начинался темный коридор, господа обратились черными псами, схватили барыню и утащили с собой. А служанка оказалась в темноте, на веранде!
Барин спрашивает служанку, где барыня. Запа ему все и рассказала. Тогда барин строго приказал ей, чтобы никому о случившемся и словом не обмолвилась. За это он пообещал девушке хутор в своих владениях, какой только она пожелает. Похороны барин устроил пышные, но гроб похоронили без барыни, пустым. В народе говорят, будто возле имения Занте находятся ворота ада.

КАК ЧЕРТ ВОЗИЛ ПОЧТАРЯ

Случилось аумейстерскому почтарю идти в самую полночь из имения Аумейстери в имение Гринцала (Грундзале). Вдруг почтарь слышит стук колес и видит: нагоняет его богатая карета, а в упряжке два здоровенных коня. Почтарь сошел с дороги, снял шапку. В карете сидит барин, весь в черном, на голове цилиндр поблескивает. Барин велит кучеру придержать лошадей и говорит почтарю: “Садись, подвезу”. Почтарь сел в богатую карету, а сам удивляется: “Вот ведь какой душевный барин! Бедного крестьянина в своей карете везет”. Барин вынул из кармана сигару, протягивает почтарю. А при том, как на грех, не оказалось огнива. Роется по карманам - нет! Барин, видать, понял, что у почтаря нет огня, и говорит: “Проведи сигарой по зубам”. Тот сделал, как велено, - сигара и задымила. Видит почтарь - дело нечисто; понял, что барин этот - сам черт! Страшно ему стало. Перекрестился потихоньку и “Отче наш” втихомолку нашептывает. Но черт ведь, как и бог, все знает: “Что ты там крестишься, - говорит он, - боишься меня, что ли?” Так-то оно и было, почтарю и впрямь боязно. Возле имения черт велел придержать коней, высадил почтаря и спрашивает: “Что, хороши у меня кони?” - “Куда как хороши, - говорит почтарь, - ни у кого из здешних господ таких нет”. - “Ну, еще бы! Недаром они породистых кровей . . . Но разве ты их не признал?” - Нет; где уж ему всех коней знать, да еще - чертовых! А черт говорит: “Подойди к коню, приподними его левую ногу”. Почтарь подошел к одному из коней, приподнял его левую переднюю ногу и обомлел от ужаса: это была человеческая рука, а к ней прибита подкова. “Теперь загляни коню в морду”, - говорит черт. Почтарь заглянул коню в морду, в тот же миг лошадиная морда обернулась человеческой головой, и почтарь узнал своего покойного барина. “Теперь подойди к другому коню”, - сказал черт. Почтарь подошел ко второму коню, приподнял его левую переднюю ногу. Она тоже оказалась человеческой рукой и тоже была подкована … А когда почтарь заглянул лошади в морду, то увидал старого пастора из Апе. “Ну что, узнал?” - спрашивает черт. - “Узнал”, - отвечает почтарь. - “Хе, хе, хе . . . - смеется черт, - я ведь недаром сказал, что кони у меня породистые! Но мне, однако, пора: в Гауене одна курочка запуталась в пакле, надо ее забрать; утром ведь завтрак, все одно понадобится”.
Умчался черт, только колеса стучат. Через несколько дней почтарю случилось быть в Гауене. Там он узнал, что на одном хуторе удавилась молодая девушка, и как раз в ту ночь, когда его черт возил. Вот когда почтарь понял, что это за курочка запуталась в пакле: черт ехал за девушкой, которая повесилась.

ЖЕСТОКАЯ ГРАФИНЯ ИСКУПАЕТ ВИНУ

Когда-то в замке. Скайсткалне жила очень злая графиня. Она заставляла старух без устали прясть, но когда те приносили пряжу, то удерживала жалование. Так оно шло долгое время. Но вот графиня умерла. С той поры в замок даже зайти стало невозможно, а уж про то, чтобы там жить - и не думай! В зале стоял такой шум, что хоть уши затыкай. Все покинули замок, и какое-то время он пустовал.
Но вот на хутор близ замка нанялась в пастушки девушка-сирота. А у хозяина хранился ключ от замка. Он и послал сироту прибрать в замке. Сирота, ни о чем не ведая, пошла, убрала все покои, кроме зала. Шум-то она слышала, но продолжала работать. Когда она вошла в зал, то испугалась: посреди зала сидела за прялкой старая графиня. Возле нее на полу лежала большая куча пряжи, но и льна еще оставалось изрядно. Девушка хотела убежать, но старуха попросила ее остаться: хочет ей что-то сказать. Девушка послушалась, осталась. Старая графиня попросила: “Молись за меня богу! Я задерживала пряхам жалование, и в наказание мне теперь самой приходится прясть”. Девушка обещала, что и сама будет за нее молить бога и других об этом попросит. Тут старуха исчезла вместе с прялкой и пряжей. С той поры в замке все успокоилось, и сюда пришли жить другие бароны.

КАК ПРОУЧИЛИ ЗЛУЮ БАРЫНЮ

В имении Калны, у Салдуса, жила злая барыня. Однажды девушки мыли в реке овец перед стрижкой. У одной девушки овца вырвалась из рук, упала в воду и выплыла на другом берегу. Барыня разозлилась, выбранила девушку и сказала: “Вот вернется барин, он тебя до смерти запорет”. Бедняжка с перепугу утопилась в пруду, который стали называть ее именем - Тринин пруд. Злой барыне ночью стало страшно, она велела дворовым девушкам лечь на полу подле ее кровати. Девушкам было жаль утопшей подружки, и они задумали отомстить безжалостной барыне. Поймали гусака, заткнули ему глотку и незаметно впустили в опочивальню. Гусак, задыхаясь, хрипел, бил крыльями, а девушки стонали, жалуясь, что их душит утопленница. Бессердечная немка так перепугалась, что уговорила мужа продать имение и переселиться в другое место.

КОНЕЦ ЖЕСТОКОЙ БАРОНЕССЫ

Девиньзаре (Девятиветвие) - это развилина реки неподалеку от Скайсткалне. Во времена владычества баронов в поместье Будберги жила бессердечная и надменная баронесса. Она была неслыханно же­стока и со своими людьми обращалась как с собаками. Каждое утро она ездила купаться к развилине реки, а в карету запрягала девушек и без конца стегала их. Однажды утром старая баронесса, как обычно, отправилась к реке. Когда подъехали к крутому берегу, она принялась стегать девушек, которые уже совсем выбились из сил. Девушки, видя, что их мукам конца-края нет; сговорились утопить баронессу. Задумано - сделано. Девушки спрыгнули с крутого берега и понеслись вниз вместе с каретою - прямо на дно реки! Вода над ними так и забурлила.
С той поры людям стало спокойнее жить. А в том месте, где утонула баронесса, вода и по сей день еще бурлит.

КАК КУЧЕР ПОТОПИЛ ЗЛЫХ БАРОНЕСС

Недалеко от имения Юмурда, налево (если ехать в Пиебалгу) от вецпиебалгского большака, тянется густой лес. Примерно версту в сторону от дороги лежит небольшое лесное озеро - Каретное.
Прошло несколько сот лет с тех пор, как в Пиебалге и Эргли жили жестокие господа, которые ничуть не заботились о благе своих людей. Владельцы этих двух замков, будучи соседями, часто навещали друг друга. Кучеру всегда надо быть наготове: одно слово - и вска­кивай на козлы, жди своих господ! За малейшую оплошность воздавалось полной мерой.
Особенно трудно приходилось одному пиебалгскому кучеру, который возил двух баронесс - их в народе считали ведьмами - то из Пиебалги в Эргли, то из Эргли в Пиебалгу. Если бы хоть в хорошую погоду, то не беда, но ездили по ночам, когда ни зги не видно, дороги не разобрать; когда бешеная буря загоняет все живое в убежища; когда только и слышен, что грохот грома, а перед глазами сверкают молнии и кажется - вот-вот начнется светопреставление; когда дождь льет как из ведра . . . Да! Вот в такую-то погоду приходилось ездить бедняге кучеру.
Однажды под вечер знойного дня небо на западе затянуло тучами, которые все разрастались. Ну и, конечно, - кучеру приказ: быть наготове. Но этой ночью он задумал навсегда разделаться с проклятыми ведьмами. Заметив приближение грозы, он заранее приготовил два полотнища. Путников и впрямь в дороге застигла сильная гроза. Когда добрались до леса, кучер придержал лошадей и сказал: “Не знаю, что там впереди: то ли затопило дорогу, то ли другое что - лошади не идут!” Он соскочил с козел, ловко завязал лошадям глаза полотнищами, сел на козлы и как ни в чем не бывало поехал дальше. Едва заехав в лес, кучер свернул с главной дороги на лесную тропу. Сам на козлах так примостился, чтобы легко было спрыгнуть. Вскоре они оказались возле озера. Кучер незаметно соскочил с козел и так вытянул плетью лошадей, что они с перепугу в два прыжка очутились в озере вместе с барынями. В ясные, тихие дни и сейчас можно разглядеть на дне озера эту карету.

УБИЛИ ЗЛОГО БАРОНА

Имением Бранты владел жестокий господин. Завтракая у себя за столом, он знал, кто из работников молотит лениво, а кто старается. Он даже знал, о чем работники между собою говорят. Работники удивлялись: как он все узнает? Дознались все-таки, в чем дело! Вот перед обмолотом два работника забрались на верх риги и притаились.
Вскоре туда залез барон и улегся у лаза. Внизу начали молотить. Барон, чтобы лучше было видно, нагнулся над лазом, но видно было плохо, он больше перегнулся. Тут работники, что притаились наверху, подтолкнули барона. Он упал на ток. Все молотильщики накинулись на него, принялись колотить цепами. Барон орет: “Я ваш барон!” А молотильщики в ответ: “Нет, ты не барон, ты черт, черт, черт . . .” Молотильщики избили барона до полусмерти. Наконец он вырвался, ни жив ни мертв. Вскоре барон умер. Умирая, наказал похоронить его там, где петухи не поют. Поэтому его похоронили в лесу.
Это истинное происшествие. И сейчас еще на берегу озера виден бугорок - могила убитого барона.

ЗАСЛУЖЕННОЕ ВОЗМЕЗДИЕ

Жил когда-то в имении Цесвайне злой управляющий. Проверять работников он ездил с большой клюкой, чтобы было чем проучить. Очень доставалось от него молодым! парням. Когда он приближался, парни кричали: “Батюшка барин!”, а когда отъезжал: “Выползок! Выползок!” Однажды четыре парня, работая за лесом, увидали, что к ним верхом приближается Выползок. Один пахарь, что был покрепче, сказал: “Когда Выползок подъедет ближе, бегите в лес, а я тут останусь”. И нарочно повел борозду вкривь и вкось. Выползок раскричался, замахнулся клюкой: “Не оставляй огрехов! Не оставляй огрехов!” Пахарь вырвал клюку из его рук, стащил Выползка с лошади и как следует отколотил. Остальным он крикнул: “Ну что, видали?” Выползок две недели проболел, а потом навеки сомкнул глаза.

МЕСТЬ БАРСКОМУ ПРИСЛУЖНИКУ

В имении Кусса при злом барине состоял подлый староста по имени Папедитис. Он безжалостно избивал людей. Но однажды жестокого старосту проучили. Произошло это так.
Идет как-то этот Папедитис вдоль барского пастбища и видит, что на лесной опушке три женщины рвут траву.
Папедитис побежал их штрафовать. Женщины поднялись и медленно поплелись в лес. Он за ними, схватил одну, но остальные две пришли ей на помощь. Втроем женщины повалили старосту наземь и избили до крови, приговаривая по-немецки: “Schlag, Bruder! Schlag, Bruder!” (“Бей, брат! Бей, брат!”).
От такой выучки староста заболел и через неделю умер.
Эти женщины, надо полагать, были переодетыми мужчинами. Их искали, конечно, и всех выспрашивали, да где там найдешь!


Создано : 24/01/2004 @ 15:16
Обновлено : 06/03/2005 @ 15:00
Категория : Легенды
Страница просмотрена 3048 раз

Предпросмотр печатиПредпросмотр печати

  

Версия для печатиВерсия для печати

trans

Комментарии:

Добавить комментарий [ Добавить комментарий ]


Комментарий №4 

HBK 18/03/2008 @ 02:23

Практически все эти легенды, особенно связанные с кладами и сокровищами, проверяло и анализировало особое отделение в Н.К.В.Д. так что ищите и найдёте если не ашли до вас


Комментарий №3 

Сергей 21/03/2005 @ 15:33

Говорят,что в Латвии есть озеро,которое периодически исчезает.Кто-то об этом что-то знает?Напишите,пож-та на е-mail.


Комментарий №2 

admin 20/03/2004 @ 12:41

Сказка ложь - да в ней намёк...


Комментарий №1 

Волк 18/03/2004 @ 17:55

а практическии интерес - есть ли что либо реального в легендах этих?


Опрос

Как родные относятся к вашему хобби?

Положительно

Отрицательно

Занимаемся вместе!

Результаты

trans


Обратная связь

Здесь вы можете написать письмо администрации сайта на адрес baltstroj@baltstroj.lv


trans


Избранное

Добавить сайт
в Избранное?

trans


Поиск

trans

trans


Рассылка

Чтобы получать новости о предстоящих мероприятиях общественной организации «Ordenis», подпишитесь на наш информационный бюллетень

Подписаться

Отказаться


Подписчиков : 2908

trans


Карты Латвии

У нас вы можете приобрести карты Латвии в электронном виде

trans


Почтовая форма

Вы можете отослать любому адресату
письмо прямо с нашего сайта!

trans


Календарь

23/08/2017

Пн Вт Ср Ч Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31


Погода для поиска

ФОБОС: погода в г. Рига


Находка дня

Нажмите, чтобы увеличить
Увеличить

trans

trans

Наверх

trans

Благодарим за предоставленный хостинг фирму "Optum Riga"



Рейтинг военных ресурсов Экстремальный портал VVV.RU Клуб Нумизмат | TOP 100 Top.LV
Лучшие сайты для коллекционеров Rambler's Top100
trans

Site running with GuppY v3.0p3 - GNU Public License - © 2002-2004