КладоИскателЬ: запрещённая археология

http://www.kladoiskatel.lv/

Загадки давно минувших дней (Кладоискательство)

Игорь КУЗНЕЦОВ, кандидат исторических наук



Кладоискательство — исконная страсть человечества. Мечта о несметных сокровищах заставляет отчаянные головы опускаться на дно морское, лезть в пещеры, разбирать развалины старых замков. До революции клады, найденные в частных владениях, принадлежали хозяину земли, но если клад находил человек чужой, то владельцу земли выделялась половина найденного. К тому же клад можно было сдать местным властям и получить полную стоимость, не четверть, как сейчас, серебра, золота или драгоценных камней. Искали клады поодиночке и артелью, любительски и профессионально. Причем профессионалы даже создали целую "кладоискательскую науку", передававшуюся из поколения в поколение.

Есть знаменитые имена в русской истории, с которыми неразрывно связана идея кладов и кладоискательства. В ХVI в. это — Грозный и Кудеяр, в ХVII в. — Степан Разин, в ХVIII в. — Емельян Пугачев. О кладе Грозного (легендарной библиотеке в подземельях московского Кремля) написано два тома. Иван Грозный и Кудеяр не только были современниками, но и лично знали друг друга. Но с неуравновешенным царем трудно было ужиться. Кудеяр из друга Грозного превратился в непримиримого врага и жестоко отомстил бывшему патрону, открыв путь на Москву Девлет-Гирею, который ее сжег.

На все или почти на все свои клады Кудеяр оставил специальные "кладовые записи" для современников и будущих искателей. Первые "проспали" — лишь через сто лет после того, как зарыл разбойник Кудеяр свой клад за Ветлугой, около Землянска, его начали искать с кладовой записью в руках. Двадцать лет спустя другую кудеяровскую "поклажу" искали близ Мценска, искали долго и упорно, целых 12 лет.

Десять лет ушло на поиски клада Кудеяра в окрестностях Тулы. Широкое участие в поисках по доносу стряпчего Секта Хрущева приняли и местные власти. Для необходимых земляных работ к Хрущеву было направлено множество "работных людей" из Тулы, Венева и Епифани. Широко известна в Саратовской губернии Кудеярова пещера в Кудеяровской горе. Другая Кудеярова пещера — у села Нечаевки, в 35 км от Саратова. В 70-х годах ХIХ в. она была доступна, а позже ее засыпали землей.

Степан Разин долго гулял по Волге, золотом купеческим и княжеским набивал свои тайники, пещеры и потайные ходы. В 1914 г. в Царицыне близ церкви Троицы провалилась гора на 4 метра в глубину. На дне провала обнаружились гробы и скелеты. Оказалось, что это — провал над тайником Степана Разина, идущим от церкви до самой пристани на Волге, куда приплывали "расписные Стеньки Разина челны", груженные драгоценной добычей. Об этом кладе широко разнеслась молва, но не по вине Разина — ни на дыбе, ни под клещами не признался он, куда схоронил сокровища.

Некто Ящеров в 1893 г. разыскивал клад Степана Разина в Лукояновском уезде Нижегородской губернии в 4 из 12 его становищ по реке Алатырь. В 1893 г. он добыл кладовую запись, проверенную на месте. Но настала зима, и поиски были отложены до лета. Тем временем через полицию и старост сел Печи и Михайловка были собраны сведения об обширном подземелье на глубине 22 метра с дубовыми дверями, запертыми железными засовами и замками, с выходом в овраг.

Подземелье, видимо, имело вентиляционную трубу, в которую во время пахоты провалилась ногами лошадь. В отверстие размером с колесо спустились два смельчака. Первый, когда его вытащили, со страху лишился языка и умер в ту же ночь. Другой, местный псаломщик, пробыл на глубине несколько минут. По его словам, ему стало так жутко в неизвестном и мрачном подземелье, что он еле смог дать знать, чтобы его вытащили. Он-то и сообщил о виденных им там дверях.

Разительный образчик ложной кладовой записи представляет запись, по которой искали клад в г. Остре на Черниговщине в 1890 году. Запись где-то раздобыл монах. В ней удивительно точно были обозначены место и признаки клада. Делом заинтересовался купец из Козельска Хижин. Он добился разрешения и нанял рабочих. Работы, однако, продвигались медленно. Тогда Хижин выписал из Киева гидротехника — сделать буровые скважины. В кладовой записи был упомянут гроб. Гроб нашли, а в гробу — железный рыцарский панцирь и только. Дорогостоящие земляные работы пошли прахом...

В Могилеве-Подольском есть старое еврейское кладбище, закрытое в 1825 году. Однажды местным жителям из Сибири от каторжника пришла кладовая запись с планом и указанием, что у входа на кладбище зарыт клад. Стали тайно копать, а сторож — тайно следить. На глубине 5 метров показался кирпичный свод, тогда сторож дал знать полиции, и уже она продолжила раскопки. Наконец в раскопе показался глиняный горшочек, наполненный монетами, и отдельно — золотое кольцо и монета. Яма была потом засыпана.

Для отыскания кладов, по народному суеверию, существуют указания мистического характера, например, "заветы" — воткнутые или слегка зарытые в землю предметы, которые оставляли владельцы клада, чтобы можно было его найти. Вера народа в силу этих указаний давала повод к самому бесстыдному надувательству суеверных людей ловкими мистификаторами.

Найденный в 1896 г. в Малмыжском уезде Вятской губернии каменный крест представляет собой превосходный образчик такого надувательства. Крест этот размерами 16 см в длину, 9 см в ширину и 4 см в толщину был высечен из твердого песчаника серовато-желтого цвета. Его выкопал один крестьянин близ своей усадьбы. Часть камня была отбита лопатой при откапывании. По рисунку букв (гражданская печать начала ХIХ в.), слогу надписей, упоминанию о пугачевщине и "ассигнациях" можно было с уверенностью сказать, что крест изготовлен не более 80–90 лет назад и, судя по стертости букв и округлениям краев и углов креста, все это время находился в земле.

На одном из продольных ребер креста шла надпись: "А под казною в сундуке заговоры от стрелы, меча и пищали, также когда вынете сундук с казною, тогда сей крест изотрите в песок и засыпьте свой завет". На другом ребре: "Поминать за упокой воинов первого названного есаула Андрея и прочих: Якова, Михаила, Савелия…" и т.д. Дальше, на углу креста — еще ряд имен. На одном из боковых ребер креста была надпись: "Правило завета заговорщику".
Ясное дело, нашедший крест мужик принялся копать землю и под крестом, и возле, но без малейших результатов.

В Латвии существует множество легенд о зарытых кладах. Перескажу лишь одну. По поверью, у круглого поворота Двины, называемого Красная Лука, на левом берегу существовал когда-то укрепленный замок. Сейчас там возвышенная местность, рассеченная рвами, странным своим видом напоминающая укрепление. В том мифическом замке жил польский феодал, у которого была единственная дочь-красавица и неисчислимые богатства. Во время осады замка красавица приглянулась военачальнику неприятелей, которого воевода залучил под видом переговоров к себе. Но увидев себя окруженным огромным числом врагов и сомневаясь в надежности обороны, гордый шляхтич с криком "Поколения дальних веков будут помнить меня!" взорвал всех находившихся в замке.

Говорят, в Иванову ночь, ровно в полночь, таинственный холм становится прозрачным, и в нем повсюду сияют груды золота, а рядом — тени гордого властелина башни, влюбленной четы и погибшего воинства. Все это продолжается лишь мгновение, после чего холм опять становится вполне обыкновенным. Потому, мол, "уловить момент" очень трудно, наблюдателю всегда что-нибудь мешает.

Едва ли не богатейший в мире клад был откопан в июне 1912 г. на общественной земле в с. Малая Перещепина на юге Полтавской губернии в прибрежных песках реки Вороклы. Открыл клад деревенский мальчик Деркач. Край полупудовой серебряной вазы слегка виднелся в размытом песке, мальчик заинтересовался находкой и откопал вазу. К Деркачу присоединился товарищ. Они спрятали вазу в ближайшем озере. Узнав про находку, мать Деркача заставила ребят рыть дальше. 11 золотых кубков с драгоценными камнями стали добычей счастливой семьи. А вдруг это церковные чаши? — испугалась женщина. Так ведь и под суд попадешь. Раскопки прекратились. Но дети разболтали, слухи о кладе пошли в народе. Узнал пристав, добрались стражники до "золотых песков" и отрыли еще множество драгоценных вещей. Пристав свалил находки за печку без описи. А стражники за труды поделили между собой добытое.

За то, что клад не разошелся по рукам и не исчезла безвозвратно его громадная научная ценность, приходится благодарить помощника исправника господина Федоровского. Он принял меры к спасению находки и доложил о ней губернатору, а тот сообщил археологам в Петербург. В кладе весом более пуда золота и полтора пуда серебра была масса предметов: блюда, чаши, мечи, кольца, 200 золотых бляшек. Предполагается, что клад относится к эпохе византийского императора Фоки, который послал эти драгоценности русскому князю Святославу.

Житель с. Усахело бывшей Кутаисской губернии обронил в трещину у себя во дворе 10-копеечную монету. Раскопал трещину и вынул богатый клад — четыре иконы древнего письма, громадный, около 145 см, меч, женские украшения и прочее. Частично этот клад не миновал рук ученых и был ими изучен. Среди вещей оказался медальон времен императора Нерона — круглая золотая бляшка с загнутым над хрусталиком краем, с вырезанной на одной его стороне лучезарной головой Гелиоса, очень похожей на голову Александра Македонского.

Не то в Свирском, не то в Вишневском озере, затерявшемся среди лесов и топей Беларуси, как утверждает молва, поздней осенью 1812 года спешно отступавший Наполеон утопил свою огромную добычу, которую намеревался вывезти из России: золото, серебро, драгоценные камни, церковные украшения, старинное оружие, воинские доспехи, даже, возможно, золотую царскую карету (хотя есть версии, что она покоится на дне Березины). Как утверждают исторические документы, только личный обоз императора насчитывал не один десяток подвод. Бежать с таким багажом было несподручно, но и расставаться с ним Наполеону, конечно, не хотелось. Оставалось одно — спрятать до лучших времен.

Однажды ночью императорский обоз исчез. Тогда-то и пошел слух о том, что в качестве тайника Наполеон выбрал одно из озер в стороне от тракта, по которому отступали французы. На чем основывалось предположение? Во-первых, беглецы не располагали временем на размышление и выбор более подходящего "хранилища", во-вторых, болота, окружавшие озера, должны были стать барьерами на пути возможных искателей сокровищ императора.

Точных сведений о том, что именно и в каком из озер схоронил Наполеон, история до нас не донесла. Это и понятно, такие операции проводят в строжайшей тайне. Самому императору судьба не предоставила возможности вновь посетить белорусские леса, а вот искателям кладов эта легенда до сих пор не дает покоя. Однако и спустя почти два столетия тайна, рожденная студеными ноябрьскими днями 1812 года, остается тайной...