trans

КладоИскателЬ: запрещённая археология

 

 

trans
trans
Поисковая мудрость:  Все самые ценные находки лежат в самой твёрдой почве.  -  Законы Мэрфи 
trans
trans
trans

 

Главная

 

Новости форума

 

Загрузка файлов

 

Наши друзья

 

FAQ

 

Гостевая книга

 

Форум

 

Морской бой

 

Музей

 

Музыка

 

 

trans

Статьи

Байки
Коп
Легенды Мангальсалы
Летнее приключение или секретный бункер
Особенности национального металлопоиска
Поисковый фольклор
Прикосновение
Секретная электростанция
Техника в болоте
Военная археология
Байки о танках
Боец
Бои в Прибалтике 1941 год
Ветеран
Взрывоопасный цветняк
Военные мемуары
Искатель
Клеймение на донных частях гильз
Мифы и правда о чёрных копателях
Награды бывшего СССР
Не всё то золото что блестит...
Полевая фортификация
Расшифровка обозначений жетонов Вермахта
Рекордный арсенал
Советы начинающему поисковику
Таинственная закладка
ЧТОБЫ ПОМНИЛИ...
Эхо войны
Военная история Латвии
В октябре 1944 года
Виленский военный округ
КГБ Латв. ССР
Латвийская авиация 1940-1945 гг.
ПрибВО
Самолёты ВЭФ
Стратегическая меж фронтовая Прибалтийская операция
Химическое оружие в Латвии
Законность и порядок
Гражданский закон Латвийской Республики
Гражданский кодекс Российской федерации
Кодекс Административных правонарушений Латвийской республики
Находка или клад?
Уголовный закон Латвийской Республики
Интересные места
Центр Гипербореи - в Покайни?
История
Бронзовый век
Железный век
Каменный век
Подземные ходы в средневековой Риге
Сколько башен было у Риги.
Строительные жертвоприношения.
История Вооруженных Сил СССР
Нарукавные знаки Вооруженных Сил СССР
Кладоискательство
Библиотека Ивана Грозного
Загадки давно минувших дней
Золото тамплиеров
Наполеоновский клад
О поисках сокровищ
По следам легенд
Прогулки в подземельях
Пятнадцать человек на сундук мертвеца
Сокровища котлована на улице Марсталю
Тайна Цесвайнского замка
У судьбы не внаКЛАДЕ
Черный передел в археологии
Легенды
Латышские народные предания
Мистика
Тайна лестенской свастики
Подводный поиск
Золото крейсера «Эдинбург»
Клад на 3 миллиарда
Тайны затонувших кораблей
Юмор
Афоризмы офицеров
Диалоги
Кладоискательские приметы
Копательский словарь
Школьный слёт

trans


Пресса

Кладоискательство
"Поиск клада и немного мистики"
Вести Сегодня
"Первый канал ищет сокровища тамплиеров в Латвии"
Час
"Что же на пляже зарыто"
Вести Сегодня
"Призраки средневековых застенков"
Вести Сегодня
"Тайна урочища Покайни"
7 секретов
"В поисках клада"
Вести Сегодня
Военная археология
"Орден ведёт поиск"
Вести Сегодня
"Могила неизвестного в центре Баложи"
Час
"Закрытая волость"
Вести Сегодня
"Вечная память"
Вести Сегодня
"Не опознаны, но не забыты"
Диггерство
"Магнусгольм - рай для диггера"
Вести Сегодня
"Шахта дышит тайной"
Вести Сегодня
"Дети подземелья"
Час
"Пикник на обочине по-латвийски"
Вечерняя Рига
"Ядерный щит Латвии превращён в хлам"
МК-Балтия
"Тайны ракетной шахты"
Вести Сегодня
Рецензии
"Кладоискатель и золотодобытчик"
Иркутская газета
"Обращайтесь к антиквару"
Вести Сегодня
"Поиск ведёт антиквар"
Вести Сегодня

Ретро-авто
"ЗИС-5 промчится по Риге"
Вести Сегодня
"ЗИС-5 для Голливуда"

trans


Видеоролики

Кладоискательство
"Сокровища тамплиеров"
Передача "Искатели" снимавшаяся в Латвии.
Военная археология
"Kara muzejs"
Военный музей в глубинке Латгалии.

trans


Детекторы

Заводские детекторы
MD 5006 DTS
MINELAB Explorer 2
Spectrum XLT
Самодельные детекторы
Биодетектор
Детектор А.Янечка
Малогабаритный металлоискатель

trans

trans

trans

Латвийская авиация 1940-1945 гг.

Михаил Зефиров



5 августа 1940 г. Латвия была включена в состав Советского Союза и в конце месяца, согласно приказу наркома обороны маршала С К. Тимошенко №0191 от Павгуста 1940 г., на основе частей бывшей латышской армии был создан 24-й территориальный (латышский) стрелковый корпус РККА, командиром которого был назначен генерал-лейтенант Р. Ю. Клявиньш'.

В состав корпуса вошли 181 -я и 183-я стрелковые дивизии, 613-й артиллерийский полк, кавалерийский полк, 111-й зенитно-артиллерийский дивизион, саперный батальон и батальон связи. При этом латышские солдаты и офицеры, так же как и эстонцы, сохранили свою старую форму, на которую теперь были лишь нашиты советские знаки различия.

В сентябре 1940 г. в 24-й латышский корпус была включена и 24-я эскадрилья (24-й корпусной авиаотряд), укомплектованная персоналом бывшей латвийской военной авиации (Latvijas Kara aviacija). Она располагала десятью самолетами-разведчиками Stampe SV-5 и имела численность 197 человек.

Уже с 22 июня 1941 г. 24-я эскадрилья начала привлекаться для разведывательных вылетов, а 27 июня латышские пилоты получили приказ атаковать немецкие бомбардировщики, что на их бипланах Stampe SV-5 было равнозначно самоубийству. В ходе боевых вылетов эскадрилья потеряла один самолет и через несколько дней была отозвана в Россию. 2 июля латышские пилоты прибыли сначала в Ржев, а затем отправились дальше - в Москву, при этом поезд, на котором они ехали в Москву, был атакован немецкими самолетами и несколько латышей погибли2.

После оккупации Прибалтики власти Третьего рейха вместо того, чтобы восстановить независимость Литвы, Латвии и Эстонии создали на их территории рейхскомиссариат «Остланд». Хотя по истечении двух лет большая часть латышей и утратила симпатию к немецким оккупационным властям, тем не менее Третий рейх все еще мог рассчитывать на их поддержку, если речь шла об активной борьбе с коммунизмом.

В сентябре 1943 г. в Латвии началась активная подготовка к формированию национального авиационного подразделения Создание в г. Гробиня, в 7 км восточнее Лиепаи, учебного центра во главе с майором Вальтером Эндресом, позволило организовать обучение латышского летного и технического персонала. Первыми в этом центре с октября 1943 г. по февраль 1944 г. прошли подготовку 25 бывших пилотов латышской военной авиации, шесть из которых затем остались там в качестве инструкторов.

Всего же до сентября 1944 г. в Гробиня прошли обучение шесть групп латышских добровольцев общей численностью 140 чел. Среди них были 50 пилотов довоенной латышской военной авиации, 50 чел. из организации «Айзсарги» и 40 членов латышского аэроклуба. Во время тренировочного полета погиб один из курсантов Янис Стуканс (Janis Stukans).

Все вновь подготовленные латышские пилоты направлялись в NSGr.12 (lettisch), которая начала формироваться в конце февраля 1944 г. в Лиепае. Планировалось, что в нее должны были войти три эскадрильи, но фактически удалось создать только две.

В составе 1 ./NSGr. 12 (lettisch) под командованием гауптмана Альфредса Салминса (Alfreds Salmins) было 18 самолетов Аг-66 и 19 пилотов, а также 105 чел. наземного персонала, из которых только пятеро немцы. В марте 1944 г. эскадрилья была переброшена на аэродром Вецуми (Vecumi) и подчинена командиру базировавшейся там NSGr.3' гауптмануРейнхольду Оелце (Reinhold Oelze).

С 26 марта пилоты 1 ./NSGr. 12 (lettisch) начали совершать боевые вылеты, которые обычно проходили на высоте около тысячи метров и имели продолжительность около двух часов. Аг-66, несшие по две-три 70-кг бомбы, углублялись до 50 км на территорию, занятую советскими войсками, выискивая подходящие цели для бомбежки. Особенно активно пилоты 1 ./NSGr. 12 (lettisch) действовали в период с 12 по 22 мая, когда в течение восьми ночей они сбросили на позиции советских войск тысячу бомб. 28 мая эскадрилья перелетела на аэродром около поселка Саласпилс (Salaspils), в 18 км юго-восточнее Риги.

В мае 1944 г. в Гробиня была сформирована 2./NSGr. 12 (lettisch) под командованием гауптмана Аугустса Граудинса (Augusts Graudins). 20 июня эскадрилья, в составе которой было 17 пилотов и 70 чел. наземного персонала, прибыла на аэродром Вецуми и шесть дней спустя начала выполнять боевые вылеты. В мае в Гробиня был сформирован и штаб NSGr.12 (lettisch), а командиром группы стал гауптман Радемахер (Rademacher).

После того как 31 мая был издан приказ Nr. 10570/44 генерал-квартирмейстера Люфтваффе о создании в составе 1-го воздушного флота латвийской истребительной эскадрильи, в Германию для прохождения подготовки в качестве летчиков-истребителей были направлены десять латышских пилотов. Сначала в июне туда отправились обер-лейтенант Эдуарде Миллере (Eduards Millers), лейтенанты Арнольде Менцис (Arnolds Mentis) и Янис Лецис (Janis Lecis), унтер-офицеры Харальдс Макаре (Haralds Makars) и Харийс Клинтс (Harijs Klints), а затем в июле к ним присоединились унтер-офицеры Витольде Беркис (Vitolds Berkis), Вольдемаре Ливманис (Voldemars Livmanis), Юлийс Crape (Julijs Stars) и рядовые Роберт Думпис (Robert Dumpis) и Эдгаре Лаздинш (Edgars Lazdins). Латышские пилоты были направлены в учебно-боевую I./JG103, которая в тот момент базировалась на аэродроме Паров (Parow), недалеко от Штральзунда, и в составе которой они начали осваивать истребители FW-190.

В июле 1944 г. обе эскадрильи NSGr.12 (lettisch) действовали с аэродрома Гулбене (Gulbene)1.4 июля войска 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов начали наступление в направлении на Вильнюс. Пилоты NSGr. 12 (lettisch) действовали с максимально возможной интенсивностью и уже 25 июля совершили свой тысячный боевой вылет. В то же время группа несла тяжелые потери, так, ночью 23 июля из 16 самолетов 2./NSGr.l2 (lettisch) вернулось только девять. Пилотом одного из не вернувшихся в ту ночь Аг-66 был ефрейтор Кирштейнс (Kirsteins). Попав в плен, он дал согласие работать на советскую разведку. Вскоре после заброски на территорию Курляндии Кирштейнс был арестован агентами абвера и в марте 1945 г. расстрелян.

Попытка сформировать в июле 3./NSGr. 12 (lettisch) потерпела неудачу из-за нехватки самолетов. По той же причине не удалось перевооружить и имевшиеся две эскадрильи штурмовиками Ju-87D.

В ночь с 31 июля на 1 августа 1944 г. 35 самолетов NSGr.12 (lettisch) совершили в общей сложности около 300 боевых вылетов, сбросив пятьдесят тонн бомб на позиции советских войск в районе г. Елгава (Elgava)1, в 39 км юго-западнее Риги. В ходе боевых вылетов в ночь с 12 на 13 августа группа из-за плохой погоды потеряла два Аг-66.

Согласно приказу Главного командования Люфтваффе от 11 августа, все латышские эскадрильи передавались в Воздушный легион «Латвия» (Luftwaffen Legion «Lettland»), который должен был возглавить оберст-лейтенант Янис Руцелс (Janis Rucels). Однако этот легион, так же как и Воздушный легион «Эстония» (Luftwaffen Legion «Estland»), остался созданным только на бумаге.

В течение сентября-начала октября самолеты NSGr. 12 (lettisch), действовавшие с аэродромов Тукумс (Tukums), в 57 км западнее Риги, и Скулте (Skulte), приблизительно в 7 км западнее Риги, активно поддерживали ведшие оборонительные бои части армейской группы «Север». Всего до 7 октября пилоты 1 ./NSGr. 12 (lettisch) совершили около трех тысяч боевых вылетов, а пилоты 2./NSGr. 12 (lettisch) - 2658 вылетов.

В сентябре первые пять пилотов, завершивших в Германии подготовку в качестве летчиков-истребителей, получили в Бромберге (Bromberg) новые FW-190 и перелетели на них на аэродром Скулте, где базировалась I./JG54 под командованием гауптмана Франца Эйзенаха (Franz Eisenach).

Латыши были включены в состав I./JG54 и, действуя затем с аэродрома Вентспилс (Wentspils), выполнили около десяти боевых вылетов. Унтер-офицер Артур Гёртнер (Artur Gartner)5 из 3./JG54, который вместе с латышскими пилотами совершал патрульные

полеты и летал на «свободную охоту», вспоминал о них как о «великолепных товарищах, выполнявших боевые задания с большим у сер. дием».

14 сентября 1-й, 2-й и 3-й Прибалтийские фронты вместе со 2-й ударной и 8-й армиями Ленинградского фронта, в составе которых были 135 стрелковых дивизий. 6 танковых и один механизированный корпус и 11 отдельных танковых бригад, начали новое наступление против немецкой группы армий «Север»1. К этому времени, пожалуй, уже большинство латышских пилотов не верили в то, что они когда-нибудь смогут вернуться на родину. Вероятно, именно поэтому один из них в ходе очередного вылета на «Фокке-Вульфе» обстрелял и поджег усадьбу своих родителей, к которой уже подошли советские войска.

24 сентября и 1 октября 1944 г. в нейтральную Швецию перелетели сразу пять эстонских самолетов из 1 ./SAGr. 127 и NSGr. 11 (estnisch). И хотя в секретной радиограмме, которую 4 октября начальник штаба 1 -го воздушного флота Люфтваффе генерал-майор Клаус Зигфрид Уебе отправил в Берлин, говорилось, что запрет на полеты не касается латышских эскадрилий, недоверие со стороны руководства Люфтваффе распространилось на всех пилотов из Прибалтики. В результате 7 октября генерал-квартирмейстер Люфтваффе подписал приказ Mr. 13215/44, согласно которому все эстонские и латышские авиационные подразделения были распущены.

Оберег-лейтенант Янис Руцелс, который должен был возглавить Воздушный легион «Латвия», попытался добиться, чтобы этот приказ не распространялся на латышские эскадрильи. В частности, 10 октября он писал командующему 1 -м воздушным флотом Люфтваффе: «Латышский парод и военные гордятся тем, что имеют собственные авиационные подразделения. Нужно опасаться, что решение о роспуске латышских авиационных подразделений, особенно находящихся на фронте и упоминавшихся до сих пор только с похвалой, будет неправильно понято и воспринято частью общества как оскорбление».

Однако доводы Руцелса остались без внимания - Берлин больще не доверял прибалтийским пилотам, и это, несмотря на то, что 80% латышского летного персонала были награждены немецкими железными Крестами 1 -го и 2-го классов. Был отмечен только один случай дезертирства среди пилотов NSGr. 12 (lettisch), когда 8 октября на Hs-126 «6A+NL» в Швецию улетел фельдфебель Занис Тамсонс (Zanis Tamsons).

В конце октября 1944 г. все латышские пилоты, включая летчиков-истребителей, летавших в I./JG54, были собраны на аэродроме Альтдамм (Altdamm), в нескольких километрах восточнее Штеттина (Stettin)'. Бывший командир Erg. Fliegergruppe Lettland майор Вернер Эндрес смог вскоре добиться, чтобы запрет на полеты для латышских летчиков-истребителей был снят и им разрешили участвовать в боях на Западном фронте. Через некоторое время обер-лейтенант Миллере, лейтенанты Менцис и Лецис, фельдфебели Макаре и Клинтс прибыли на аэродром Грайфсвальд (Greifswald), расположенный на побережье Балтийского моря, в 32 км юго-восточнее Штральзунда, где в тот момент располагался штаб JG1 во главе с оберстом Гербертом Ихлефельдом (Herbert Ihlefeld). Там они были распределены по различным эскадрильям I./JG1, оснащенным истребителями FW-190A и базировавшимся там же, в Грайфсвальде.

Одновременно была возобновлена подготовка и второй группы латышских летчиков-истребителей. К этому времени в ней осталось четыре человека, поскольку еще 10 октября во время своего второго самостоятельного полета на FW-190 погиб унтер-офицер Юлийус Стара В воздухе у его «Фокке-Вульфа» неожиданно отказал двигатель, но Старс не стал выпрыгивать на парашюте, а решил попытаться спасти самолет. Видимо, ему все же не хватило опыта, и во время вынужденной посадки «на брюхо» истребитель на большой скорости перевернулся. В результате Старс получил тяжелейшие травмы, от которых сразу скончался.

Остальной же латышский летный и технический персонал, собранный в Альтдамме, остался не у дел. Десять наиболее опытных офицеров перешли в латышский саперный полк, другие - в штаб Латышского легиона. Примерно 80-100 механиков были распре-делены по аэродромам Люфтваффе, а также направлены на немецкие авиазаводы в качестве рабочей силы. В конце ноября еще около ста человек вошли в состав 11-го тяжелого зенитного артиллерийского полка, находившегося в Кенигсберге.

Большая же часть расформированного Воздушного легиона «Латвия» - примерно 700 - 800 рядовых и унтер-офицеров и 25 офицеров - в конце октября была направлена в Данию в г. Эсбъерг. Предполагалось, что они должны образовать латышский батальон в составе вновь формируемого «Балтийского легиона парашютно-десантной армии».

В Эсбъерге латыши оказались в условиях жесточайшей муштры, при этом даже офицеры чувствовали себя рекрутами. Оберст-лейтенант Фикс (Fix), руководивший их переподготовкой и о котором ходили слухи, что он еще в 20-е годы в Прибалтике участвовал в боях с латышскими частями, вел себя по отношению к латышским солдатам и офицерам чрезвычайно грубо. В результате немецко-латышские отношения начали стремительно ухудшаться. Положение усугублялось еще и тем, что латыши высказались против своего участия в боях с западными союзниками.

Компромисс был достигнут только после того, как немецкое командование окончательно отказалось от идеи создания «Балтийского легиона парашютно-десантной армии». В начале декабря все латышские военнослужащие, находившиеся в Эсбъерге, были направлены в 11 -и тяжелый зенитный артиллерийский полк в Кенигсберге. В результате там оказались сосредоточенными 36 латышских офицеров и 1100 унтер-офицеров и рядовых'.

Утром 5 декабря 1944 г. над Северной Германией появились 427 В-17 из состава 8-й воздушной армии США, которые под прикрытием около 700 истребителей направлялись к Берлину. Истребители JG1, поднятые по тревоге с аэродромов Грайфсвальд, Тутов (Tutow) и Анклам (Anklam), перехватили противника севернее столицы Третьего рейха в районе между Ораниенбургом (Oranienburg) и оз. Вербелин (Werbellin), когда бомбардировщики, сбросив бомбы, уже летели обратно в Англию. Этот вылет оказался одним из самых неудачных в истории JG1 - были потеряны 33 FW-190А-8 и 6 BF-109G-/14, погибли и пропали без вести 25 пилотов, еще 14 получили ранения. Среди последних был лейтенант Янис Лецис из 3./JG1, чей FW-190A-8 W.Nr.738248 был сбит в бою с Р-51 в районе г. Нойруппина (Neuruppin), в 60 км северо-западнее Берлина. Получив ранение, Лецис выпрыгнул на парашюте.

Всего же 5 декабря Люфтваффе потеряли 75 истребителей, 53 пилота, в т. ч. один командир группы и два командира эскадрилий, погибли, а 22 - были ранены. В то же время потери 8-й воздушной армии США составили 12 бомбардировщиков и 15 Р-51.

С 17 декабря «Фокке-Вульфы» I./JG1 действовали с аэродрома Твенте (Twente), расположенного в районе голландского г. Хенгело (Hengelo), приблизительно в 10 км западнее немецко-голландской границы. 27 декабря 1944 г. свыше тысячи В-17 и В-24 из 8-й воздушной армии США нанесли бомбовые удары по немецким транспортным узлам в районе Кобленца. В ходе боев, проходивших между Кобленцом и бельгийским г. Динан (Dinant), были сбиты четырнадцать FW-190A-8 из I. и II./JG1 и один Bf-109G-14 из III./JG1. Погибли и пропали без вести десять пилотов, среди которых были командир I./JG1 майор Ханс Элерс (Hans Ehlers)1 и командир 2./JG1 лейтенант Готтфрид Юст (Gottfried Just)2, пятеро, получив ранения, выпрыгнули на парашютах.

В тот день был сбит еще один латышский пилот - обер-лейтенант Эдуарде Миллере из 17JG1. Его FW-190A-8 W.Nr.739385 упал в районе поселка Кельберг (Kelberg), в 49 км западнее Кобленца. Однако раненый Миллере успел выпрыгнуть на парашюте и был Доставлен в госпиталь, находившийся в г. Аденау (Adenau), в 10 км севернее Кельберга.

В конце декабря 1944 г. командир 2-го истребительного авиакорпуса генерал-майор Дитрих Пельтц (Dietrich Peltz) с согласия рейхсмаршала Геринга решил провести утром 1 января 1945 г. операцию под кодовым наименованием «Боденплатте» («Bodenplatte»). Ее целью было уничтожение 16 главных аэродромов союзников в Бельгии, Голландии и Франции. JG1 получила приказ атаковать аэродромы в восточной части Бельгии в районе Брюгге - Гент.

Первые FW-190А-8 из I7JG1 начали взлетать с аэродрома Твенте в 07.30, и уже через несколько минут вся группа во главе гауптманом Георгом Хакбартом (Georg Hackbarth) была в воздухе. Вскоре к ней присоединились Bf-109G-14 из III./JG1 гауптмана Харальда Мольденхауэра (Harald Moldenhauer)1, поднявшиеся с аэродрома Раине (Rheine). После этого 55 самолетов, сформировав на малой высоте плотный боевой порядок, вслед за двумя лидирующими Ju-88 взяли курс на запад. Достигнув севернее Гааги побережья Северного моря, они повернули на юго-запад в направлении Брюгге.

В районе Роттердама истребители были неожиданно обстреляны собственной зенитной артиллерией, которую никто не предупредил о начале операции «Боденплатте». Сами же пилоты не могли связаться с зенитчиками, так как имели приказ соблюдать полное радиомолчание. В результате к тому моменту, когда немецкие зенитчики поняли, что ведут огонь по своим самолетам, были сбиты три FW-190A-8: W.Nr.960729 унтер-офицера Эгона Комтессе (Egon Comtesse) из 1./JG1, W.Nr.738159 фельдфебеля Хейнца Юргена Киллиана (Heinz Jurgen Killian) и W.Nr. 173929 унтер-офицера Хейнца Бёхмера (Heinz Bohmer) из 3./JG1. Все три пилота погибли.

Юго-западнее Роттердама, над о. Схауфен, к I. и IH./JG1 присоединились тридцать FW-190A-8 из II./JG1 гауптмана Германа Штай-гера (Hermann Staiger), взлетевшие с аэродрома Дропе (Drope) около немецкого г. Линген, (Lingen). Вскоре между городами Кнокке-Хейст (Knokke-Heist) и Бланкеберге (Blankenberge) все самолеты повернули в направлении расположенного в 13 км южнее г. Брюгге, а затем развернулись на восток.

Первыми от основной группы отделились пять Фокке-Вульов, во главе с командиром 4./JG1 обер-лейтенантом Хансом Готфридом Мейнхофом (Hans Gottfried Meinhof). Они атаковали полевой аэродром около поселка Урсел (Ursel), в 19 км юго-восточнее Брюгге, на котором базировалось 424 R&RU1 RAF. Уже на подходе к аэродрому зенитной артиллерией был сбит FW-190А-8 W.Nr.739269 и его пилот унтер-офицер Альфред Фритцхе (Alfred Fritzche) попал в плен.

Аэродром Урсел имел всего одну взлетно-посадочную полосу, но, несмотря на это, на ней периодически скапливалось большое количество самолетов. К счастью для англичан, накануне Урсел покинули 12 эскадрилий «Спитфайров», которые остановились там перед перелетом в Англию, потому утром 1 января в результате атаки «Фокке-Вульфов» 4./JG1 на аэродроме были уничтожены всего четыре самолета. Сгорели «Москито» Мк.ХШ НК965 и три находившихся на ремонте бомбардировщика: один американский В-17 и два английских «Ланкастера» (LL777/S из 61 Sqdn. RAF и ME850H3l5Sqdn. RAF).

Уже на обратном пути в Твенте «Фокке-Вульфы» 4./JG1 попали над г. Бреда (Breda) под огонь зенитной артиллерии. В результате был сбит FW-190A-8 W.Nr.961052 и пилотировавший его обер-лейтенант Мейнхоф погиб.

После отделения 4./JG 1 начала разделяться и основная группа. I. и III/JG1 должны были атаковать аэродром Малдегем (Maldegem), в 15 км восточнее Брюгге, a II./JG1 -аэродром Сент-Дени-Вестрем (St.Denis-Westrem), находившийся в нескольких километрах южнее Гента. Однако по какой-то причине часть «Фокке-Вульфов» I./JG1 повернула вслед за II./JG1, а сообщить им об ошибке в условиях соблюдения полного радиомолчания до начала атаки никто не взял на себя ответственности.

В 09.10 первыми над аэродромом Малдегем появились «Мессершмитты» III./JG1. Англичане еще не успели надлежаще организовать противовоздушную оборону аэродрома, и она на 1 января остояла лишь из пулеметов «Виккерс». К тому же зенитчики первоначально приняли немецкие самолеты, появившиеся со стороны солнца на уровне верхушек деревьев, за американские Р-51 и не стали открывать огня. В результате «Мессершмитты», пройдя над летным полем на предельно малой высоте, спокойно обстреляли «Спитфайры» Мк.1Х из 485 Sqdn. RNZAF, которые в тот момент механики готовили к полетам.

Затем пилоты Люфтваффе еще трижды атаковали аэродром. В результате в 485 Sqdn. RNZAF осталось всего пять исправных истребителей-двенадцать «Спитфайров», в т. ч. персональный самолет командира 135 Wing RAF, сгорели, а два получили такие тяжелые повреждения, что их потом пришлось списать. Был также уничтожен «Спитфайр» Мк.1Х РТ830 из 349 Sqdn. RAF.

Пилотов 485 Sqdn. RNZAF налет «Мессершмиттов» застал во время утреннего туалета и завтрака. Вооружившись личными револьверами, новозеландцы, кто в пижамах, а кто в наспех натянутых свитерах, через открытые окна и двери столовой открыли огонь по самолетам Люфтваффе. Командир же 485 Sqdn. RNZAF Джон Паттисон (J.G. Pattison) вел огонь из трофейной немецкой винтовки «Маузер». Несмотря на всю курьезность такой противовоздушной обороны, Bf-109G-14 W.Nr.782402 и Bf-109G-14 W.Nr.780375 все же получили повреждения и совершили вынужденную посадку поблизости от Малдегема. Оба пилота - фельдфебель Вилли Вихардт (Willi Wichardt) из 9./JG1 и лейтенант Антон Гуха (Anton Guha) из 10./JG1 - попали в плен.

Обратно на аэродром Раине не вернулся еще один самолет из III./JG1 - Bf-109G-14 W.Nr.784090 из 10./JG1. Он упал на о. Овер-флакке (Overflakkee), но, был ли он сбит зенитной артиллерией или английскими истребителями, осталось неизвестным. Его пилот фельдфебель Вильгельм Крёутер (Wilhelm Krauter), имевший на своем счету семь побед, погиб.

Приблизительно в 09.20 над аэродромом Сент-Дени-Вестрем появились и «Фокке-Вульфы» II./JG1 вместе с примкнувшими к ним истребителями из I./JG1. Этот аэродром был главной базой Wmg RAF, который называли «польским», поскольку в него входили 302,308 и 317 Sqdn. RAF, полностью укомплектованные польским летным и техническим персоналом. С самого утра 1 января польские «Спитфайры» совершали боевые вылеты, но в тот момент, когда в районе Сент-Дени-Вестрем появились «Фокке-Вульфы», в воздухе над аэродромом был всего один «Спитфайр» Mk.lXMJ281 «ZF-P» флеинг-офицера Вацлава Хойнацкого (Waclaw Chojnacki) из 308 Sqdn. RAF. Чуть раньше в составе своей эскадрильи он вылетел в район Воунстрехта (Wounstrecht), чтобы атаковать цели в ближнем тылу немецких войск. Однако, когда «Спитфайры» прибыли в указанный район, оказалось, что из-за неисправности электросистемы Хойнацкий не может сбросить бомбы, подвешенные под крыльями самолета, и возглавлявший эскадрилью флайт- лейтенант Ольшевский (Olszewski) приказал ему возвращаться обратно. Когда в 09.27 его «Спитфайр» с выпущенными шасси уже заходил на посадку, Хойнацкий заметил приближающиеся к аэродрому «Фокке-Вульфы». Мгновенно убрав шасси, он с двумя подвешенными под плоскостями бомбами развернулся навстречу к ним. Другой пилот 308 Sqdn. RAF - F/Sgt Стобель (Stobel), оставшийся в тот день на земле, затем вспоминал:

«Я находился па командном пункте 308 Sqdn. RAF, когда противник атаковал аэродром. Выбежал наружу и укрылся в окопе Я заметил одиночный «Спитфайр», который прошел над аэродромом на высоте около 60 м и развернулся влево. Три «Фокке-Вульфа» заходили для атаки. «Спитфайр» с бортовым обозначением «ZF-P», который пилотировал F/O Хойнацкий, атаковал их, открыв огонь с дистанции около 70м.

Один вражеский самолет получил попадание в хвостовую часть и, у пего отвалилась большая часть хвостового оперения. Немецкий пилот потерял управление и высоту, самолет зацепил правым крылом за дерево, затем, перевернувшись, ударился в небольшое здание на окраине аэродрома, а потом врезался в стоявшую недалеко «Крепость». В дыму от начавшей гореть «Крепости» я по-1 терял из виду «Спитфайр», но момент спустя снова увидел его.1 Он преследовал другой FW-190, но у него самого на хвосте быт три «стодевяностых». «Спитфайр» отвернул вправо, и я опять потерял его».

Спустя несколько мгновений «Спитфайр» Хойнацкого был сбит и врезался в землю, шансов спастись у пилота не было никаких После этого «Фокке-Вульфы» I. и II./JG1 практически беспрепятственно штурмовали аэродром Сент-Дени-Вестрем. Сбросив во время первой атаки бомбы, они теперь из бортовых пушек обстреливали польские истребители, часть из которых уже вернулась после первого вылета, а другие еще только готовились подняться в воздух В результате 302 Sqdn. RAF потерял девять «Спитфайров» Мк IX а 308 и 317 Sqdn. RAF - по четыре. ' '

Кроме того, были уничтожены «Спитфайр» Мк.УЬ, «Москито» Мк.Х1И, «Аустер» и четыре «Ансона» из 85 Group Commications Squadron, базировавшегося в Сент-Дени-Вестрем, а также два четырехмоторных бомбардировщика - американский В-17 и «Стерлинг» из 295 Sqdn. RAF. «Фокке-Вульфам» удалось поджечь хранилище топлива, и над аэродромом поднялся большой столб пламени и дыма. Среди наземного персонала началась настоящая паника каждый старался найти хоть сколько-нибудь безопасное убежище.

Атака Сент-Дени-Вестрем вполне могла завершиться для пилотов I. и II./JG1 полным успехом, если бы не «Спитфайры» из 308 и 317 Sqdn. RAF, возвращавшиеся на свой аэродром после выполненных заданий. Первыми к Сент-Дени-Вестрем повернули истребители 308 Sqdn. RAF, и вскоре F/Sgt Станислав Брейнер (Stanislaw Breyner) заметил два немецких самолета: «Враэюеские ссшолеты очень низко впереди под нами». Оставив свою эскадрилью, летевшую на высоте около 1200 м, он спикировал в направлении противника Солнце, светившее прямо в глаза Брейнеру, позволило ему идентифицировать немецкие самолеты только на дистанции около 90 м Это были два «Фокке-Вульфа», летевшие на высоте 60 м, и Брейнер сразу же открыл огонь.

Обнаружив «Спитфайр», немецкие пилоты решили уйти вверх, но при этом, видимо, они слишком резко взяли ручку управления на себя, так как оба самолета потеряли скорость и, свалившись на крыло, начали падать. В последний момент пилоты попытались выровнять свои «Фокке-Вульфы», но было уже поздно. Одному из них не хватило высоты, и он врезался в землю, а второй потерпел аварию, столкнувшись с небольшим зданием. Скорее всего это были FW-190A-8W.Nr.739429 лейтенанта Эрнста фон Йоханнидеса (fcrnstvon Johannides) из 5./JG1 и FW-190A-8 W.Nr.960547 фельдфебеля Пауля Майра (Paul Mayr) из 8./JG1.

Через несколько минут «Спитфайры» 308 Sqdn. RAF во главе с F/Lt Ольшевским над г. Локерен (Lokeren), в 20 км северо-восточнее Гента, атаковали группу «Фокке-Вульфов». В ходе боя три истребителя из 5./JG1, отделившись от основной группы, повернули на северо-восток, и поляки начали преследовать их. Догнав FW-190A-8 W.Nr. 739230, F/Sgt Зигмунт Сочинский (Zigmunt Soszynski) с расстояния 90 м открыл огонь. Получив серию прямых попаданий в заднюю часть фюзеляжа и в кабину, истребитель завалился на левое крыло и упал на землю, а его пилот лейтенант Вальтер Холик (Walter Holick) погиб. F/Lt Бронислав Max (Bronislaw Mach) с дистанции 150 м сбил второй самолет - FW-190A-8 W.Nr. 171513. Его пилот унтер-офицер Эдгар Арднер (Edgar Ardner), выпрыгнув на парашюте, попал в плен.

Увидев издали столбы черного дыма, поднимавшиеся над Сент-Дени-Вестрем, F/Lt Ольшевский передал по радио предупреждение всем польским пилотам, находившимся в воздухе: «Внимание! Немцы атаку ют наш аэродром. У кого достаточно горючего -летят к Гепту, остальные - садятся в Малдегеме».

Первым в непосредственной близости от аэродрома Сент-Дени-Вестрем появился «Спитфайр» F/Sgt Йозефа Становского (Josef Stanowski), который из-за недостатка топлива еще раньше отделился от остальных самолетов 308 Sqdn. RAF. Обнаружив «Фокке-Вульф», Становский с ходу атаковал его. Как затем выяснилось, это был FW-190A-8 W.Nr.733978 из 8./JG1. Получив серию попаданий, немецкий самолет загорелся и упал на землю южнее Гента. Его пилот унтер-офицер Рейнхольд Шобер (Reinhold Schober) погиб.

Выполнив энергичный разворот, Становский с дистанции около восьмидесяти метров открыл огонь по FW-190А-8 W.Nr.960709 ефрейтора Карла Хейнца Бауха (Karl Heinz Bauch) из 2./JG1, летевшему в тот момент курсом на восток. От немецкого истребителя начали отлетать фрагменты обшивки. Видимо, у него были повреждены замки стоек шасси и гидросистема, так как через несколько секунд стойки неожиданно вывалились из своих ниш. После второй короткой очереди «Фокке-Вульф» начал стремительно терять высоту и, упав в центре Гента, взорвался. В этот момент на «Спитфайре» Становского закончилось топливо, и он совершил вынужденную посадку северо-восточнее Гента.

Вслед за Становским в бой с «Фокке-Вульфами» вступили другие пилоты 308 Sqdn. RAF. F/Lt Ольшевский с небольшого расстояния обстрелял ближайший немецкий истребитель, и тот, загоревшись, рухнул на землю восточнее Гента. F/O Тадеуш Шленкир (Tadeusz Szlenkier), пролетавший над аэродромом на высоте около 1000 м, заметил «Фокке-Вульф», атаковавший один из «Спитфай-ров». Спикировав вниз, Шленкир с дистанции 200 м открыл по нему огонь. У немецкого истребителя, находившегося на высоте около 300 м, оторвало правую плоскость, и через несколько мгновений он врезался в землю около небольшого местечка Росдам (Rosdam). От сильнейшего удара большая часть самолета, включая двигатель и кабину пилота, полностью ушла в мягкий грунт.

В тот же момент сам Шленкир был обстрелян другим «Фокке-Вульфом». Видевший это, Р/О Анджей Дромлевич (Andrzej Dromlewicz), мгновенно атаковав немецкий истребитель, заставил его отвернуть вправо. Однако «Спитфайр» Мк.1Х МК346 «ZF-T» Тадеуша Шленкира все же успел получить несколько попаданий и ему пришлось совершить вынужденную посадку. Тем временем Дромлевич продолжал преследовать «Фокке-Вульф» и, сократив дистанцию до 270 м, дал по нему длинную очередь. В результате с правого крыла немецкого истребителя сорвало большой кусок обшивки, после чего его пилот выпрыгнул на парашюте.

Западнее Гента свою вторую победу в том бою одержал F/Lt Бронислав Мах. На высоте около 600 м он вступил в бой с одиночным «Фокке-Вульфом», но все выпущенные им снаряды проходили мимо цели. Только когда немецкий истребитель попытался на предельно малой высоте уйти от преследовавшего «Спитфайра», буквально последняя очередь Маха попала в кабину пилота. «Фокке-Вульф» начал стремительно терять высоту и врезался в землю западнее местечка Тернёзен (Terneuzen). Уоррент-офицер1 Станислав Бед-нарчик (Stanislaw Bednarczyk), входивший в звено F/Lt Маха, сбил еще один «Фокке-Вульф», который упал юго-западнее аэродрома Сент-Дени-Вестрем.

В этот момент в бой вступили «Спитфайры» 317 Sqdn. RAF во главе с Марианом Хелмецким (Marian Chelmecki). Они находились в районе Антверпена, когда услышали по радио сообщение F/Lt Ольшевского о том, что истребители Люфтваффе атакуют их аэродром, и немедленно поспешили на помощь. Польские пилоты уже издалека увидели столбы черного дыма, поднимавшиеся над аэродромом Сент-Дени-Вестрем, а вскоре заметили и «Фокке-Вульфы», которые пикировали над ним. Хелмецкий отдал приказ, и «Спит-файры» с ходу атаковали противника.

F/Lt Чеслав Мрочик (Czeslaw Mroczyk) обстрелял «Фокке-Вульф», который в результате взорвался в воздухе. Сам Хелмецкий, набрав высоту, со стороны солнца спикировал на другой немецкий истребитель, который приближался к аэродрому со стороны Гента. С дистанции около 350 м он открыл огонь, и FW-190А-8 W.Nr.352518 из II./JG 1 упал прямо в центре летного поля аэродрома недалеко от горящего В-17. Пилот «Фокке-Вульфа» фельдфебель Карл Хан (Karl Hahn) погиб.

F/Sgt Казимирж Хуберт (Kazimierz Hubert) находился на высоте 600 м, когда увидел прямо под собой на высоте около 100 м «Фокке-Вульф», у которого капот двигателя был окрашен в красный цвет. Это был FW-190A-8 W.Nr.739235 латышского пилота фельдфебеля Харийса Клинтса, летавшего в составе II./JG1. Спикировав на него, Хуберт дал длинную очередь. «Фокке-Вульф» был подбит и совершил вынужденную посадку в непосредственной близости от позиций зенитных батарей, прикрывавших аэродром Сент-Дени-Вестрем.

Поскольку о дальнейшей судьбе Клинтса ничего не было известно, он числился пропавшим без вести. Лишь в 70-е годы бывший латышский пилот Индулис Озолс (Induhs Ozols), занимавшийся выяснением судьбы Харийса Клинтса, установил, что он похоронен на немецком солдатском кладбище в поселке Ломмел (Lommel), в 62 км восточнее Антверпена. Озолс был убежден, что Клинтс после вынужденной посадки был еще жив и только позднее был застрелен польскими солдатами, входившими в расчеты зенитных батарей.

W/0 Станислав Писик (Stanislaw Piesik) атаковал пару «Фокке-Вульфов», которые только что обстреляли летное поле аэродрома, и сбил одного из них. W/O Зенобиуш Вдовчинский (Zenobiusz Wdowczynski) тоже успел сбить немецкий истребитель, прежде чем сам был подбит, и совершил вынужденную посадку с заглохшим двигателем. F/Lt Роман Хрицак (Roman Hrycak) заметил «Фокке-Вульф», атаковавший хранилище топлива. Приблизившись к нему на расстояние 190 м, Хрицак открыл огонь. Получив несколько попаданий в кабину пилота, немецкий истребитель упал рядом с аэродромом.

F/Lt Збигнев Змигродский (Zbignew Zmigrodski) атаковал над аэродромом еще один «Фокке-Вульф», за которым после нескольких очередей потянулся черный дым. Однако, обнаружив у себя на хвосте другой немецкий истребитель, он вынужден был отвернуть в сторону, в то время как подбитый им самолет продолжал уходить в восточном направлении, оставляя за собой дымный шлейф.

Через несколько мгновений Змигродский увидел «Фокке-Вульф», который атаковал один из «Спитфайров» 317 Sqdn. RAF. Выполнив энергичный разворот, Змигродский попытался отсечь противника огнем, но было уже поздно. «Спитфайр» Мк.1Х МК190 «JH-P», свалившись на крыло, врезался в землю, и его пилот F/Lt Тадеуш Повирза (Tadeusz Powierza) погиб.

На этом бой над аэродромом Сент-Дени-Вестрем закончился. Запас топлива на «Спитфайрах» подошел к концу, и Мариан Хел-мецкий, командовавший 317 Sqdn. RAF, приказал своим пилотам идти на посадку. Первым в Сент-Дени-Вестрем приземлился F/Lt Чеслав Мрочик, однако оказалось, что в ходе боя шины обоих колес основных стоек шасси его «Спитфайра» были прострелены, и самолет потерпел аварию. Сам Мрочик отделался легкими царапинами, но истребитель заблокировал взлетно-посадочную полосу. В результате одним пилотам пришлось садиться на аэродроме Урсел, а другим - на запасном аэродроме Кортрейк (Courtrai), в 39 км северо-западнее Гента.

Всего 1 января 1945 г. в результате операции «Боденплатте» англичане потеряли 144 самолета, 84 - получили повреждения, потери американцев составили 84 самолета и еще 62 были повреждены. В то же время собственные потери Люфтваффе оказались просто катастрофическими. Из девятисот истребителей, участвовавших в операции, не вернулись около трехсот. За одно утро Люфтваффе потеряли 227 пилотов, из которых 178 погибли и пропали без вести, а 59 попали в плен, при этом среди них были три командира эскадр, шесть командиров групп и десять командиров эскадрилий.

JG1 потеряла 24 самолета, 18 пилотов погибли и пропали без вести шестеро попали в плен. Среди погибших был командир I./JG1 гауптман Георг Хакбарт, имевший на своем счету 16 побед. Его «фокке-Вульф» был сбит кем-то из польских пилотов над аэродромом Сент-Дени-Вестрем.

Среди пилотов, которым в тот день удалось вернуться обратно, был лейтенант Арнольде Менцис из I./JG1. Он родился 25 апреля 1915 г. в Риге. В 1933 - 36 гг. прошел при латышском аэроклубе летную подготовку в качестве гражданского летчика, а затем до 1940 г. служил в латышской военной авиации сначала в качестве механика, а затем уже как пилот. С 1941 г. Менцис служил в различных немецких наземных подразделениях, а в 1943 г. перешел в Люфтваффе и участвовал в боях в составе NSGr. 12 (lettisch).

21 июня 1944 г. он в первой группе из пяти латышских пилотов прибыл в Германию, где начал подготовку в качестве летчика-истребителя. После нескольких боевых вылетов, выполненных в сентябре в составе I./JG54, Менцис в конце октября был направлен в I./JG1.20 ноября во время вынужденной посадки он получил серьезную травму черепа, но тем не менее остался в строю и продолжал совершать боевые вылеты: «Из-за отчаянного положения на фронте я считал своим долгом не обращать внимания на собственные болезни и прилагать все силы для борьбы на фронте». января 1945 г. в бою с польскими «Спитфайрами» в районе Сент-Дени-Вестрем его «Фокке-Вульф» получил попадания в топливный бак, а сам Менцис был ранен. Немного не дотянув до своего аэродрома Твенте, он совершил вынужденную посадку приблизительно в 10 км. от г. Хенгело и был отправлен в госпиталь в г. Квенлинбург (Quedlinburg), в 50 км юго-западнее Магдебурга.

В марте 1945 г. еще трое латышских пилотов - унтер-офицеры Ливманис, Думпис и Лаздинш, - прошедшие полный курс обучения летчиков-истребителей, прибыли во II. (Sturm)/JG4 гауптмана Вильгельма Моритца (Wilhelm Moritz)1, которая тогда базировалась на берлинском аэродроме Шёнефельд (Schonefeld), и были включены в состав 5.(Sturm)/JG4. Четвертый пилот из их группы - унтер-офицер Витольде Беркис, который из-за нехватки топлива не смог завершить подготовку, был переведен в войска СС.

В апреле остатки JG4 были сосредоточены на севере Германии в Шлезвиг-Гольштейне, и 12 апреля II./JG4 перебазировалась на аэродром Глюксбург (Gliicksburg), в 8 км северо-восточнее Фленсбурга. Унтер-офицер Вольдемаре Ливманис должен был 16 апреля забрать в Дрездене один из находившихся там FW-190A и уже на нем перелететь в Глюксбург. Однако туда он так и не прибыл, что с ним произошло, неизвестно, и с тех пор Ливманис считается пропавшим без вести. Унтер-офицер Эдгаре Лаздинш, который выполнял аналогичное задание, был захвачен в плен советскими войсками, но уже вскоре в результате внезапной контратаки немецких частей был освобожден. Унтер-офицер Роберт Думпис в течение апреля участвовал в боях с самолетами союзников и советской авиацией и в конце месяца сбил один «Спитфайр».

Всех латышей, служивших в немецких частях и попавших после окончания Второй мировой войны в плен к советским войскам, ожидал стандартный приговор - 10 лет исправительно-трудовых лагерей с последующим лишением всех гражданских прав еще на три года. При этом нельзя не отметить, что это наказание было более мягким по сравнению с приговорами, которые советские суды за то же самое выносили эстонцам: 25 лет лагерей, конфискация имущества, лишение прав и ссылка на пять лет.

Самому суровому приговору подвергся среди бывших латышских военнослужащих лейтенант Арнольде Менцис. После выхода из госпиталя он получил приказ прибыть в III./EJG2 для переподготовки на реактивный Ме-262.23 апреля 1945 г. Менцис сдался в плен американцам, которые вскоре после окончания войны передали его в Париже представителям советских властей. Однако во время транспортировки в Советский Союз Менцис смог бежать. До осени 1945 г. он скрывался в Брест-Литовске, а затем вернулся в Ригу, где жили его родители.

14 июля 1952 г. Менцис был арестован и как предатель родины приговорен к 25 годам исправительно-трудовых лагерей. Сначала он содержался в центральной тюрьме в Риге, потом - в тюрьах Ленинграда и Москвы, а затем находился в лагерях на терриории Свердловской и Куйбышевской областей.

В ноябре 1956 г. Менцис был неожиданно освобожден и вернулся в Латвию. Однако выход на свободу еще не означал для него конец репрессий. Менцис затем вспоминал: «Как за политически неблагонадежным за мной еще в течение многих лет велась слежка и я жил в тяжелейших условиях. Чтобы обеспечить себя, я должен был довольствоваться случайными заработками в качестве подсобного рабочего».

Выход Латвии из состава Советского Союза и восстановление ее государственной независимости положили конец дискриминации латышей, сражавшихся в ходе Второй мировой войны против советских войск. В июне 1993 г. в Риге, в преддверии 50-й годовщины создания учебного авиационного центра в г. Гробиня, состоялась первая официальная встреча латышских пилотов, служивших в составе Люфтваффе.

"Асы второй мировой. Союзники Люфтваффе"






Создано : 06/12/2004 @ 09:53
Обновлено : 07/12/2004 @ 19:01
Категория : Военная история Латвии
Страница просмотрена 2545 раз

Предпросмотр печатиПредпросмотр печати

  

Версия для печатиВерсия для печати

trans

Комментарии:

Добавить комментарий [ Добавить комментарий ]


Пока комментариев нет.
Вы первым можете добавить комментарий!


Опрос

Как родные относятся к вашему хобби?

Положительно

Отрицательно

Занимаемся вместе!

Результаты

trans


Обратная связь

Здесь вы можете написать письмо администрации сайта на адрес baltstroj@baltstroj.lv


trans


Избранное

Добавить сайт
в Избранное?

trans


Поиск

trans

trans


Рассылка

Чтобы получать новости о предстоящих мероприятиях общественной организации «Ordenis», подпишитесь на наш информационный бюллетень

Подписаться

Отказаться


Подписчиков : 2914

trans


Карты Латвии

У нас вы можете приобрести карты Латвии в электронном виде

trans


Почтовая форма

Вы можете отослать любому адресату
письмо прямо с нашего сайта!

trans


Календарь

16/12/2017

Пн Вт Ср Ч Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31


Погода для поиска

ФОБОС: погода в г. Рига


Находка дня

Нажмите, чтобы увеличить
Увеличить

trans

trans

Наверх

trans

Благодарим за предоставленный хостинг фирму "Optum Riga"



Рейтинг военных ресурсов Экстремальный портал VVV.RU Клуб Нумизмат | TOP 100 Top.LV
Лучшие сайты для коллекционеров Rambler's Top100
trans

Site running with GuppY v3.0p3 - GNU Public License - © 2002-2004